среда, 14 октября 2009 г.

ДЕТИ ВОЙНЫ И ПОБЕДЫ

Дети войны и Победы
9 мая 2005 года

На экране – «60-летию победы над фашистской Германией посвящается!»
ТРЕК 1 Фонограмма – Михаил Михайлов
ТРЕК 3 Фонограмма – песня В.Толкуновой «Если б не было войны»
На экране – фотографии пожилой женщины с портретом мужа
Только в фантастических фильмах можно вернуться в прошлое и попытаться что-то изменить. Есть такой фильм «Эффект бабочки». Герой постоянно меняет ситуацию, а если бы я сделал так, а если бы сделал иначе. Прошлое не имеет сослагательного наклонения, для него не существует понятия ЕСЛИ БЫ. Если бы не было войны… Но война была!
ТРЕК 4 Фонограмма – песня «Священная война» со взрывами бомб.
1941-1945 годы. Почти четыре года длилась священная война. Великая Отечественная.
План «Барбаросса». Защита Брестской крепости. Битва под Москвой. Прорыв блокады Ленинграда. Невский пятачок. Курская битва. Сталинградская битва. Сражения за Синимяэские высоты. Освобождение Белоруссии. Открытие второго фронта. Взятие Рейхстага.

Что стоит за этими названиями? Могут ли они сказать, насколько трагична была эта война, сколько злости, любви и боли витало в воздухе того времени и что стояло за фразой «Пропал без вести» и маленькими треугольниками-похоронками. История – это не события, история - это люди, стоящие за этими событиями.

Мы предлагаем вашему вниманию рассказы детей войны. Точнее, воспоминания нынешних бабушек и дедушек. Будучи детьми, они по-своему воспринимали происходившее и запоминали то, чего их отцы и матери могли даже и не заметить. Их рассказы просты и бесхитростны…и от этого еще страшнее.
ТРЕК 8 Фонограмма – инструментальная музыка из к/ф «Отец и сын»
Когда началась война, мама со мной и братом кинулись на вокзал. Что там творилось! В поезда лезли те, кто сильней, кто ловчей – без детей, даже с фикусами… Нам удалось посадить только бабушку. Это был последний поезд и последний вагон. Елена Александрова.

Когда началась Великая Отечественная война, мне было 10 лет. Нам выдали карточки на хлеб, на продукты, на промтовары. Отстояв огромную очередь, мы брали хлеб по карточкам на сегодня, на завтра и на послезавтра, потому что ежедневный кусочек хлеба был мизерным. Помню, как соседи с удовольствием ели суп из крапивы, а я его есть не могла. В 11 лет началась взрослая жизнь. Я пошла работать. Заменила ушедших на войну. Днем училась в 4-ом классе, а вечером работала. Эвелина Мельникова

Зима 1941 года. Холодная, неприятная. С января отопление прекратилось, в комнате наступил нестерпимый холод. Я каждый день ходила на занятия, где тоже было холодно. Маму взяли в госпиталь, и мы остались жить в доме втроем: я, мой двухлетний братик и кот Барсик. Мне одной надо было спасать их от холода и голода. Оксана Особчук

Было очень голодно. Пришел мамин брат раненый с фронта, у его жены был туберкулез. Он каждый день варил ей суп и нас, ребятню, угощал этим «куриным супчиком». Мы каждый день его ждали, радовались. И только потом, когда мы стали взрослыми, он сказал: “Сколько же вы собак тогда съели! И как еще не гавкаете!" Дорожкин Леонид

Дед поручил нам, пятерым мальчишкам, сходить в деревню и узнать, цела ли хата. Наказал нигде попусту не шлындать, ничего в руки не брать, ни с кем, кроме красноармейцев, не разговаривать. Мы отправились в путь. Вдруг старший Митрофан что-то увидел, сказал нам лечь, сам пошел вперед и через некоторое время крикнул не своим голосом: «Сюда-а-а!». В высокой, по пояс траве лежали 12 немецких солдат. Впереди них были свежие воронки, еще пахнувшие порохом. У каждого из них на спине были ранцы, у одного совсем новый бинокль, у другого очень громко тикали часы. Кто-то расстегнул было ранец и увидел консервы, но тут же получил от Митрофана по рукам «Ты что? Не слышал, сказано – ничего в руки не брать! Брать вещи с убиенных – грех несусветный!» Павел Дорофеев.

ТРЕК 12 Фонограмма - песня «А, может, не было войны»
На экране - презентация фотографии детей военных лет
Наш детдом не успели вывезти, поэтому нас собрали и сказали – спасайтесь, как можете. Мы шли от деревни к деревне, и при бомбежке я отстала, потеряла брата. Меня привели в деревню и там меня взяла к себе женщина, работать. Зимой, помню, её муж посадил меня в сани, повез в лес и сбросил там. Я бежала за ним, плакала. Потом из леса выскочил другой человек, схватил лошадь и сказал: “Если не возьмешь ребенка, убью”. И меня опять привезли в деревню... Может, это был партизан? Василевская Нина.

Самой модной одеждой у нас, подростков блокадного Ленинграда, считался серый стеганый ватник со старым меховым воротничком, а самым сильным ребячьим ругательством - дистрофик. Хотя дистрофиками были мы все. Всё время хотелось есть. Я собирала очистки от овощей на помойке солдатской столовой (рядом стояла военная часть). Мы с мамой их мыли и пекли из них лепешки. Любенкова Ядвига.

Зимой, в конце 42 года, ночью, сгорело здание нашей школы - в него попала бомба. Узнав утром об этом, мы даже обрадовались - не будет занятий. Все-таки несмотря на войну мы оставались детьми. Сергеев Иван.

Тогда многих подростков угоняли в Германию на работу. Моя мама спасла от Германии моего брата. Она натирала его тело какой-то травой, от которой появлялась сыпь. Немцы очень боялись таких болезней». Сергеев Иван.

Немцы построили нас и приготовили три пулемета, когда вдруг на большой скорости подъехала черная машина. Из нее буквально выпрыгнул немец, по возрасту, внешности и одежде точь-в-точь, как Штирлиц. По шеренге пронеслось “у фашистов нет согласия…”, и нас действительно отпустили. Моя мама, посмотрев после войны фильм “Семнадцать мгновений весны”, так и умерла с уверенностью, что это был Штирлиц. Стрельников Валентин

У нас в семье было пятеро детей. Есть было нечего, у меня голова кружилась от голода. Однажды на лужайке улеглись на отдых немцы, ели сало и бросали шкурки детям. И вот я тоже бросаюсь за “добычей”. И одновременно получаю удар кованым немецким сапогом в голову. Очнулся я только дома…
А после войны голодно было и нам, и немецким военнопленным. Вечером, после работы часть их отпускали из лагерей, и они ходили по городу, искали работу и еду. В это время наша семья садилась ужинать. Около калитки обычно сидел молодой немец и смотрел на нас. Первым отказывался есть отец, остальные сидели и молчали. Потом мать наливала борща, давала мне хлеб и наказывала отнести это ему. Ходил к нам этот немец все лето. Денищенко Анатолий.

У меня вернулся с войны папа. Он привез красивые детские игрушки. Игрушки были немецкие. Я не могла понять, как могут быть такие красивые игрушки немецкими...Иванова Даша.

После 9 мая все наше село стало ждать своих. В конце мая мы косили в лесу и тут вдруг слышим шум. Побежали мы с мамой, а у нее ноги подкашиваются. Упадет на дорогу, обнимет пыль, приговаривает: "О, господи, дай силы!", и опять бежим, и опять она падает. Дальше я описать в словах не могу. Запомнила, что папа взял меня на колени и дает гостинец - сахара и хлеба, то же - братьям. А маме - сатин синий в горошек. Радости моей, что папа пришел живой с войны не было предела. Татьяна Черепнина

ТРЕК 7 Фонограмма – песня Виктора Черницкого «Конь» со слов «Взрослым так просто все, знают они наперед…»
За этими воспоминаниями — не политики, не солдаты и не философы, — дети. Самые беспристрастные свидетели войны.
Я прошу встать тех, у кого бабушки и дедушки, родные и близкие воевали или трудились в тылу.
Я прошу встать тех, кто помнит, что 9 мая – это День победы над фашизмом.
ТРЕК 9 - Фонограмма – инструментальная музыка из к/ф «Отец и сын»
С праздником вас, с Днём Победы!
ТРЕК 11 Фонограмма – песня Михаила Михайлова «Виват, Победа!»
На экране – презентация «Вечный огонь»
Сценарий Татьяны Кундозеровой, 2005 г.

Комментариев нет:

Отправить комментарий