среда, 9 января 2013 г.

ТЕАТРАЛЬНЫЙ ФЕСТИВАЛЬ "МУЖСКОЙ РАЗГОВОР"


 Символ фестиваля – Дельфин
 

      Стремясь сквозь зеленые воды,
                                                 символизируя радость,
                                                 вы прыгаете из глубин,
                                                 чтобы прикоснуться к небу,
                                                 разбрасывая брызги
                                                 как горсти драгоценностей.
                      Хорас Доббс
 
13.00 ОТКРЫТИЕ ТЕАТРАЛЬНОГО ФЕСТИВАЛЯ
«Свободный дельфин» 
Эрик Ряэск  (9 класс)
 
«Письмо сыну»
Валерий Иванович Антонов
 
Анна Гавальда «35 кило надежды»
Кирилл Бочков, Юрий Кийсвек, Александр Кобрисев,
Илья Молчанов, Никита Романенко, Андрей Скребнев (7 класс)
Поэтический сборник «Спорное»
 Аркадий Михайлович Закарлюка
 
Ефраим Севела «Продай свою мать»
Игорь Бронштейн, Роман Курчанов, Алоис Макаров,
Артем Русак, Николай Пыльд (10 класс)
Олег Рой «Воспоминание детства»
 Давид Ланг (8 класс)
 
Григорий Горин «Хорошее воспитание»
Дмитрий Шляпин (10 класс)

Перфоманс «Мужчины не танцуют»
Групповая работа

«Монолог в защиту сильной половины человечества»
 Иван Царинный (11 класс)
 
Евгений Гришковец «Настоящий мужчина»
Марк Леппик (11класс), Даниил Морозов, Андрей Тверской, 
Илья Шкатов (12 класс)  
 

«Говорят, что будет сердце из нейлона...»

Общая работа всех участников фестиваля


 
Сценарии постановок  театрального фестиваля

Ярвеской русской гимназии

«Мужской разговор»

7 декабря в 13.00  2012 г.

До начала фестиваля

На  экране – фотографии парней, которые участвовали в спектаклях и фестивалях ЯРГ.

ТРЕК 1 Фонограмма – группа «Баста» - «Наша жизнь – это театр»

На экране – логотип фестиваля

На большом экране – логотип фестиваля + портреты участников фестиваля

ТРЕК 2 Фонограмма – продолжение песни группы «Баста» - «Наша жизнь – это театр»
 

Выход артистов на сцену и уход их в зрительный зал

ТВК: Добрый день, друзья! Мы открываем Пятый театральный фестиваль Ярвеской русской гимназии! Знаете, почему я не на сцене? Потому что сегодня на сцене –только мужчины! Фестиваль так и называется «Мужской разговор» Как вы знаете, мужчины разговаривают мало, поэтому участников у нас всего 21, из них – два учителя. Приветствуйте наших участников!

Парни спускаются в зал.

В игре «Блэкджек» число 21 является выигрышным. Надеюсь, в выигрыше будут сегодня все – и зрители и участники.

Кто в это трудное время поддерживает наш фестиваль?

Центр культуры г. Кохтла-Ярве! Спасибо директору Светлане Алексеевне Коротковой за бесплатную аренду. Благодарим работников Центра культуры.

Мы говорим спасибо Ирине Кивисельг за интерес ко всем фестивалям ЯРГ.

Благодарим телестудию Литес, которая дает нам возможность взглянуть на себя со стороны.

Спасибо нашим звукорежиссерам – Валерию Лаврову, Артему Русаку и Кириллу Бочкову! Артема и Кирилла вы увидите и на сцене.

Спасибо светооператору Культурного центра – Николаю Ливенцеву.

 

Кто-то сказал, что фотография - это душа мира, через призму души автора. Фотограф может снять зевающих зрителей, зрителей, играющих с мобильниками или заинтересованных зрителей...

На экране – аплодирующие зрителя

...он может запечатлеть артиста в слезах...

На экране – Настя Коган

...или в гневе...

На экране – Никита Кундозеров и Маша Рыбина

...или искренней влюбленности...

На экране – Юля Качурова и Костя Маштаков

Фотографии – это лакмусовая бумажка фестиваля. Игорь Парв, спасибо тебе за то, что твоя любовь к фотографии совпадает с нашим АРХИ интересом. И АРХИВНЫМ  интересом тоже.

На экране – фото 1-го фестиваля

На экране – фото 2-го фестиваля

На экране – фото 3-го фестиваля

На экране – фото 4-го фестиваля

На экране – логотип 5-го фестиваля

Я благодарю членов жюри, которые нашли время и не побоялись судить. Вы же знаете, что когда наше мнение расходится с мнением жюри...достается судьям.

В отличии от других фестивалей сегодня в жюри тоже только мужчины.

1.     Валерий Корб – депутат Рийгикогу.

2.     Владимир Эвве - психолог

3.     Никита Кундозеров – обладатель приза зрительских симпатий первого театрального фестиваля Ярвеской русской гимназии.

4.     Аркадий Закарлюка – учитель, участник всех фестивалей ЯРГ

5.     Калле Пярт – журналист газеты «Пыхьяранник»

От жюри зависит, кто из ребят получит Гран-при фестиваля – хрустального дельфина – символа нынешнего фестиваля.  Также они решат, кому достанется номинация «Лучший актерский ансамбль» и определят судьбу нескольких Специальных премий.

А судьба двух призов зрительских симпатий – в ваших руках, уважаемые зрители,  и  в руках счетной комиссии, которую представляют Карина Романова, Елена Розинько и Татьяна Амерханова.

 

Покажите мне свои программки.  Раскройте их. Посмотрите в правый нижний угол. Туда, где написано ПРИЗ ЗРИТЕЛЬСКИХ СИМПАТИЙ. Именно сюда вы можете вписать фамилию понравившегося  исполнителя и название лучшей постановки. В конце фестиваля вы оторвете этот кусочек и отдадите членам счетной комиссии. Только не торопитесь, сделайте это в конце фестиваля. Фестиваль продлится  два часа.

А сейчас посмотрите на экран! 5 табу для зрителей.

На экране – 5 табу для зрителей

На экране - игрушки

На экране - мобильник

На экране – еда в театре

На экране –болтовня

На экране – лошади

ТРЕК 3 Фонограмма – голоса дельфинов

На экране - дельфины

Немного о дельфине – символе фестиваля.

Дельфины - одни из самых загадочных животных на нашей планете. Они настолько умны, что их называют «люди моря». Они являются символами  благородства, легкости мышления, энергии и свободы. Кроме того, они – замечательные артисты!

На экране - дельфинарий

А еще дельфины – любители приключений. Думаю, всех участников фестиваля тоже можно назвать любителями приключений. Выход на сцену – чем не приключение, которое может запомниться на всю жизнь. Именно поэтому у нас с этого года символом фестивалей будет дельфин.

На экране – «Свободный дельфин».   Эрик Ряэск ( 9 класс)

Итак, первая фестивальная работа. История о свободном дельфине.

Девятиклассник Эрик Ряэск расскажет нам о нём.

На большом экране – фильм «Дельфины»

Звук через ноутбук – в начале громко, затем – тише.

Эрик: Я расскажу вам небольшую историю о дельфине, у которого хотели отнять свободу.

В отличии от людей дельфины никогда не спят. Они всегда в движении - днем и ночью. Как-то раз, один из них в одиночестве бороздил ночное море. Он ждал рассвета. Он скользил по водной глади наперегонки с кораблем и ждал, когда люди проснутся и выйдут на палубу. Он любил устраивать для них представления.

Как только первый человек появлялся на борту, наш дельфин выпрыгивал из воды и с шумом плюхался на живот. Он, конечно, умел делать это совершенно беззвучно, но так он привлекал внимание человека. Потом делал парочку-другую несложных трюков и, когда на палубе собиралось много зрителей, он устраивал настоящее представление.

Люди на палубе смеялись и с удовольствием смотрели на него. Заботливые мамы поднимали любопытных детей и говорили им: "Смотри, это дельфин». И смех детей зайчиками прыгал по волнам.

Слава о веселом дельфине быстро распространилась и капитаны специально заворачивали суда, чтобы показать его пассажирам.

Однако слава имеет и оборотную сторону. И вот, как-то раз, на него накинули сеть... Его поймали люди, которые устраивали представления в дельфинарии.

В отличие от людей, дельфины никогда не спят. И поэтому каждую ночь после выступления, он резал кругами гладь бассейна. Он ждал восхода солнца. Он ждал...

Днем он показывал свои трюки зрителям: разгонялся из глубины и ракетой несся к небу, переворачивался и вонзался в воду... Казалось бы, все было как всегда. Только раньше он веселился потому, что ему так хотелось, а теперь, потому что давали рыбу.

Он мечтал о свободе. И она была рядом. От свободы его отделяла высоченная проволочная стена и он продолжал кружить ночами по замкнутому пространству.

Однажды утром он услышал в море крики вольных дельфинов, и в нем как будто что-то взорвалось. Он нырнул в глубь бассейна, до самого дна, потом мощно разогнался, вырвался из воды и... пронесся над кромкой проволочной стены!

В отличии от людей дельфины ночью не спят. Они стремительно и свободно, стаями и в одиночку рассекают водную гладь и плывут туда, куда хотят. Наш дельфин вернулся туда, где он любил встречать корабли. И снова, резвясь и кружа в водной глади, он развлекал невольных зрителей. И снова мамы говорили любопытным детишкам: "Смотри, это дельфин. Он добрый". И действительно, он не держал зла на людей. Ведь если бы не они, он не научился бы так высоко прыгать и не знал бы, что такое свобода!

В отличии от дельфинов люди спят. Практически всегда, а не только ночью. Некоторые могут проспать всю свою жизнь. А ведь надо только нырнуть поглубже, разогнаться и с сумасшедшей энергией взлететь над преградой и почувствать под собой океан свободы.

ТРЕК 3 Фонограмма – голоса дельфинов

ТВК: Эрик Ряэск – 9 класс!

Девушки вручают благодарственное письмо

ТРЕК 4 Фонограмма – восхищение дельфинов

На экране – Валерий Антонов «Письмо сыну»

Сегодня в фестивале принимают участие два учителя Ярвеской русской гимназии, один из них, -  Валерий Иванович Антонов.

Когда вы будете смотреть короткометражный фильм и слушать монолог Валерия Ивановича, вспоминайте своих бабушек и дедушек, думайте о своих стариках,  которых, подчас, поддерживает только ваша искренняя любовь. Внимание на экран!

МИКРОФОН-УХО!

На большом экране – 4-х минутный фильм «Воробей» (с 30 секунды)

ТРЕК 5 Фонограмма – проигрыш песни группы «Алиби» - «Табу»

Валерий Иванович: "Дорогой сын! Наступит день, когда я состарюсь — и тогда прояви терпение и постарайся понять меня.

Если, разговаривая с тобой, буду тысячу раз повторять одно и то же — не перебивай, выслушай меня. Когда ты был маленьким, мне приходилось тысячу раз читать тебе одну и ту же сказку, чтобы ты уснул.

Когда ты увидишь, что я ничего не понимаю в новых технологиях — дай мне время и не смотри на меня с насмешливой улыбкой. Ведь я так многому тебя научил: как правильно есть, как подбирать гастук к костюму, как бороться с жизненными невзгодами.

Если я не смогу одеться без твоей помощи, будь терпелив. Вспомни, как много часов я потратил, когда учил этому тебя.

Если в какой-то момент я что-то забуду или утрачу нить нашего разговора — дай мне время, чтобы вспомнить. А если у меня так и не получится, не переживай. Ведь самое важное: не то, что я говорю, а то, что пока могу быть с тобой, пока ты меня слушаешь…

Если вдруг у меня пропадет аппетит, не заставляй меня есть. Я сам знаю, когда мне стоит поесть, а когда — нет.

Если уставшие ноги откажутся служить мне опорой — дай мне руку, как и я давал тебе свою, когда ты делал первые шаги.

И если однажды я скажу тебе, что устал жить, — не злись на меня. Когда-нибудь ты меня поймешь.

Видя мою старость, не грусти, не злись, не чувствуй себя бессильным. Ты должен быть рядом со мной, стараться понять меня и помочь мне — как я помогал тебе, когда ты только начинал свою жизнь.

Помоги мне идти дальше, помоги мне с любовью и терпением закончить свой путь. За это я награжу тебя своей любовью и уважением, которые никогда не угасали. Я люблю тебя, сын!"

ТРЕК 6 Фонограмма – проигрыш песни группы «Алиби» - «Табу»

Девушка вручает благодарственное письмо

На экране - Анна Гавальда «35 кило надежды» Кирилл Бочков, Юрий Кийсвек, Александр Кобрисев, Илья Молчанов, Никита Романенко, Андрей Скребнев (7 класс)

Историю о 13-летнем мальчишке из книги Анны Гавальда «35 кило надежды» мы рассказывали на двух фестивалях. Никогда и никого она не оставляла равнодушным, хотя бы потому, что начинается она со слов «Я ненавижу школу».

ТРЕК 7 Фонограмма – Cypress Hill & Rusko - Shots Go Off

Мальчишки поднимаются из зала на сцену, крича о том, что они ненавидят школу.

Все: Я ненавижу школу. Ненавижу ее пуще всего на свете. Нет, даже еще сильней…Она испортила мне всю жизнь.

Илья: До трех лет, точно могу сказать, я жил счастливо. Я плохо это помню, но так мне кажется. Я играл, по десять раз подряд смотрел мультик про медвежонка, рисовал картинки и придумывал миллион приключений для Гродуду - это был мой любимый плюшевый щенок. Мама рассказывала, что я часами сидел один в своей комнате и не скучал, болтал без умолку, вроде как сам с собой. Вот я и думаю: наверно, счастливо мне жилось.

Тогда, в детстве, я всех любил и думал, что меня тоже все любят. А потом, когда мне исполнилось шесть лет, вдруг - бац! - в школу.

Андрей: В первое утро я вроде даже был рад. Родители все лето мне талдычили: «Вот здорово, милый, ты пойдешь в настоящую школу…» «Смотри, какой красивый ранец тебе купили! Ты пойдешь с ним в школу!» Ну и все такое… Они говорят, я даже не плакал. (Я вообще любопытный, наверно, хотел посмотреть, какие там у них игрушки и есть ли «Лего»…) В общем, к обеду я вернулся довольный, все съел и побежал  в свою комнату, рассказать Гродуду, как интересно было в школе.

Если бы я тогда знал, то как следует посмаковал бы те последние счастливые минуты, потому что сразу после этого моя жизнь пошла наперекосяк.

Никита К.: Пошли.

- Куда?

Никита К.: Как куда... В школу!

- Нет.

Никита К.: Что - нет?

- Я больше туда не пойду.

Никита К.: Вот как? Почему же?

Хватит уже, видел я эту школу, ничего там интересного. У меня тут полно дел, дома. Так что некогда мне в школу ходить.

Папа присел передо мной на корточки. Я замотал головой.

Он стал меня уговаривать. Я заплакал.

Он поднял меня на руки, я завизжал.

И тогда он влепил мне затрещину. (общий шлепок)

Первую в моей жизни.

Все: Вот так!

Кирилл: Вот тебе и школа.

Андрей: Так начался кошмар.

Никита: А сейчас мне тринадцать лет, и я учусь в пятом классе. Да, сам знаю, что-то тут не так. Не надо загибать пальцы, сам объясню. Два раза я оставался на второй год: в начальной школе во втором и вот теперь - в пятом классе.

Андрей: Из-за этой школы в доме вечно скандалы, сами понимаете… Мама плачет, а отец орет на меня, или, наоборот, мама орет, а отец молчит. А мне плохо, когда они такие, но что я могу поделать? Что им сказать? Ничего. Я ничего не могу им сказать, потому что, если открою рот, будет еще хуже. А они долдонят мне одно и то же, как попугаи: «Работай!» «Работай!» 

Все: «Работай! Работай! Работай!»

Кирилл: Да понимаю я, понимаю. Не совсем я все-таки тупой. Я бы и рад работать, да вот беда - не получается. Все, чему учат в школе, для меня китайская грамота. В одно ухо влетает, в другое вылетает. Водили меня к миллиону докторов, проверяли глаза, уши, даже мозги. Времени потратили уйму, а заключили, что у меня, видите ли, проблема с концентрацией внимания. Обалдеть! Я-то сам знаю, что со мной, меня бы спросили. Все со мной в порядке. Никаких проблем. Просто мне неинтересно.

Все: Не-ин-те-рес-но!

Кирилл:  И все.

Никита: Хорошо в школе было только один год - в старшей детсадовской группе. Там у меня была воспитательница Мари. Вот ее я никогда не забуду. Я теперь думаю, Мари пошла работать в школу, чтобы заниматься тем, что ей нравилось по жизни: рукодельничать да мастерить всякую всячину. Я ее сразу полюбил. С самого первого дня. Платья она сама себе шила, свитера сама вязала, украшения сама придумывала. Не было дня, чтобы мы не приносили что-нибудь домой: ежика из папье-маше, мышку в ореховой скорлупке, вертушки, рисунки, аппликации…

Саша: Вот это была воспитательница! Она говорила: не зря прожит тот день, когда ты что-то сделал своими руками. Теперь я думаю, что от этого счастливого года и пошли потом все мои несчастья, потому что именно тогда я понял одну простую вещь: больше всего на свете мне интересны мои руки и то, что они способны смастерить. В моей педагогической характеристике Мари написала: «У этого мальчика голова как решето, золотые руки и большущее сердце. Если постараться, из него выйдет толк». В первый и последний раз за всю мою жизнь учитель сказал обо мне доброе слово.

Юра: Меня отчислили. Отчислили из школы из-за физкультуры. Из-за физкультуры!

Спорт я ненавижу почти так же, как школу. Не совсем уж до такой степени, но почти. Гантели и я, как говорится, - вещи несовместимые. Я не вышел ни ростом, ни мускулатурой, ни силой. Скажу вам больше: я натуральный хлюпик.

Бывает, я стою - руки в боки, грудь вперед - перед зеркалом и смотрю на свое отражение. Вид тот еще, выпитый червяк на занятиях по бодибилдингу.

Так вот, наплевал я в прошлом году на физкультуру. Даже когда я пишу это слово, рот у меня сам собой растягивается в улыбку до ушей… Потому что на уроках физкультуры у мадам Софи я посмеялся так, как не смеялся никогда в жизни. Я знал, что опять завалю на фиг упражнение и буду посмешищем. Стоял и думал, когда же все это кончится. В общем, только я шагнул вперед, все уже захихикали. Но смеялись-то на этот раз не над моей неуклюжестью - просто я в тот день уж очень нелепо выглядел. Я забыл дома физкультурные шмотки, все бы ничего, но это был уже третий раз за четверть, вот я и попросил Бенжамена одолжить форму у брата, чтобы не поставили пропуск. Я только не знал, что у Бенжамена брат - клон Зеленого Великана, росту в нем метр девяносто…Ну вот, представьте себе меня в форме XXL и кроссовках сорок пятого размера. Надо ли говорить, что успех я имел…Софи мне говорит: Это что такое? Что за вид? Я прикинулся дурачком, это я умею, и сказал:

- Э-э, сам не понимаю, мадам, на прошлой неделе все было впору… Не понимаю…

Она начала злиться и заставила меня сделать двойной кувырок вперед.

Все делают кувырок

Я кувыркнулся один раз через пень-колоду и потерял кроссовку. Услышал, как все ржут, и решил: что мне стоит, развеселю их еще сильнее. Кувыркнулся снова и исхитрился запустить вторую в потолок.

Когда я поднялся, у меня были видны трусы, потому что треники сползли. Мадам Софи была красная, как свекла, а ребята от хохота держались за животики. И у меня от этого их смеха что-то отпустило внутри, потому что смеялись-то не зло, классно смеялись, как в цирке,  после этого урока я решил, что так всегда и буду на физре клоуном. Когда люди покатываются со смеху благодаря вам, это же здорово, и потом, это как наркотик чем больше смеются, тем больше хочется их смешить.

Что я вытворял - не описать. Раньше меня никто в команду брать не хотел, игрок-то я никакой, а теперь из-за меня готовы были передраться, потому что я своими номерами запросто мог дестабилизировать противника. Помню, однажды меня поставили на ворота… Вот смеху-то было… Когда мяч летел на меня, я визжал и лез на сетку, как перепуганная макака, а когда надо было ввести мяч в игру, исхитрялся бросить его через себя, прямым попаданием в свои ворота.

Один раз я даже кинулся вперед, хотел мяч поймать. Я его, понятное дело, даже не коснулся, зато поднялся с пучком травы во рту, как корова, и замычал: «Мууууу!» В тот день Карина Левьер описалась от смеха, а меня оставили на два часа после уроков… Но дело того стоило!

А отчислили меня из-за коня. Самое интересное, что в кои-то веки я не валял дурака. Надо было прыгнуть через эту кожаную махину с ручками, и, когда пришла моя очередь, я чуть-чуть недопрыгнул и жутко больно ушиб себе… ну… в общем, вы понимаете, о чем я говорю… Ясное дело, ребята подумали, что я притворяюсь и ору «У-у-у-у-у-ййййййййй!», чтобы их посмешить, а Софи поволокла меня прямиком к директрисе.

От боли я согнулся пополам, но не плакал. Не хотел доставлять им такого удовольствия.

Родители тоже мне не поверили, а когда узнали, что меня кроме шуток выгнали, то моя взяла. Раз в жизни они орали не друг на друга, а хором на меня и уж отвели душу на славу.

Ребята бьют ладошкой по полу

Все: Шко-ола!

Андрей: Я знаю массу людей, которым школа тоже не нравится. Вот вы, например, если я спрошу: «Школу любите?» - что ответите? Покачаете головой: нет. Понятное дело. Разве что подхалимы из подхалимов скажут «да» или уж такие «ботаники», которым и впрямь нравится каждый день ходить проверять свои способности. Но я не о них… Кто все это любит по-настоящему? Да никто. А кто это по-настоящему ненавидит? Тоже мало кто. Мало, но есть. Такие, как я: их называют «лодырями» и «оболтусами».

Илья: В доме вечные скандалы, и мне никак не удается их избегать. Тяжело. Родители мои друг друга выносят с трудом, так что им обязательно что ни вечер надо как следует поругаться, только они не знают, к чему придраться, вот и пользуются мной - я с моими дерьмовыми отметками служу им удобным поводом. «Это ты виноват, это ты виновата!»

Кирилл: Мама кричит, что отец никогда мной не занимался, времени на сына у него нет, а он ей отвечает, чтобы не валила с больной головы на здоровую, она сама меня, видите ли, избаловала. Достало, как же это меня достало…

Все: Достало! Как же это меня достало!

ТРЕК 8 Фонограмма – Cypress Hill & Rusko - Shots Go Off

Девушки вручают благодарственные письма

ТВК: Один человек поддерживал мальчика – его дед. О трогательной дружбе деда и внука вы можете прочитать в книге «35 кило надежды» французской писательницы Анны Гавальда.

На экране - Поэтический сборник «Спорное»

Я приглашаю на сцену Аркадия Михайловича. Коротенько, минут на 40! Он выступит с необычным поэтическим сборником «Спорное»!

ТРЕК 9 Фонограмма – группа «Бардак» - частушки

Доброго дня всем! Поднимите руки, кто не знает, что такое частушки? Это шутливые русские народные песенки на злобу дня. Несомненно, частушки веселят, но это не главная их задача и сейчас вы поймете почему.

В нашей армии по моде
Одевают всех солдат.
Пишет мне жених Володя:
"Каждый день дают наряд!"

 

На диете целый год
Пробыла девица.
Врач никак не попадет
Шприцем в ягодицу.

 

У бедняги депутата
Очень низкая зарплата,
А ему - ну позарез! -
Нужен третий "Мерседес"!

Считается, что частушка – это пережиток прошлого. Может быть. Не представляю себе молодых парней, поющих частушки. Поэтому вместо частушек они придумали пирОшки. Пишется это слово намеренно с ошибками, как бы говоря, что сочинять их может любой, кто в ладу с рифмой.

купил айфон а чо с ним делать
где кнопки чтобы нажимать
и как мне позвонить сереге
а вот и он звонит и чо

 

я открываю вентиль крана
и тряпкой затыкаю слив
и вот на поиски соседей
бежит бежит моя вода

 

бог создал труд и обезьяну
чтоб получился человек
а вот дельфина он не трогал
тот сразу вышел хорошо

 

Давай останемся друзьями
такой же бред как например
собака ты мне надоела
давай ты будешь мне котом.

ТРЕК 10 Фонограмма – группа «Бардак» - «Частушки»

Свое выступление я назвал «СПОРНОЕ». Спорное, потому что  разное по настроению и по построению. Смешное и грустное, грустное и смешное. В общем, все как в жизни.

Продолжу. Попробуйте понять эту сказку. «Лингвистическая сказочка» Людмилы Петрушевской.

Сяпала Калуша с Калушатами по напушке. Увазила Бутявку, и волит

 - Калушата! Калушаточки! Бутявка!

Калушата присяпали и Бутявку стрямкали. И подудонились.

А Калуша волит:

 - Оее! Оее! Бутявка-то некузявая!

Калушата Бутявку вычучили.

Бутявка вздребезнулась, сопритюкнулась и усяпала с напушки.

А Калуша волит калушатам:

- Калушаточки! Не трямкайте бутявок, бутявки дюбые и зюмо-зюмо некузявые.

От бутявок дудонятся.

А Бутявка волит за напушкой:

 - Калушата подудонились! Зюмо некузявые! Пуськи бятые!

ТРЕК 10 Фонограмма – группа «Бардак» - «Частушки»
Немного прозы.
Сидит Ворона на дереве, держит в клюве сыр.
Подошла Лисица, села под деревом, развернула газету и читает:
— С каждым днем увеличивается благосостояние жителей нашего леса
Ворона: Хм!
— Растет доход на каждую душу лесного населения, - продолжает Лиса.
Ворона: У-у?
— Скоро в нашем лесу на каждой ветке будет висеть кусок сыра!
— Ха-ха-ха! — сказала ворона, сыр выпал, с ним была плутовка такова.
Мораль сей басни: нечего смеяться над заявлениями правительства.

ТРЕК 10 Фонограмма – группа «Бардак» - «Частушки»

А сейчас «Математические стихи». Попробуйте угадать, в каком возрасте вы читали  эти стихи.

7 14 100 0
2 00 13
37 08 5
20 20 20!
Попробуйте угадать настроение этого стихотворения.
511 16
5 20 337
712 19
2000047 (2 миллиона 47) С.Есенин

А вот этого поэта наши учителя узнают по рифме.

Маяковский:
2 46 38 1
116 14 20!
15 14 21
14  0 17!

Перехожу к серьезному. Нет, я не буду читать стихи о любви. Это слишком серьезно. Но прежде чем перейти, давайте посмотрим отрывок из фильма «12». Ничего личного.


На большом экране – отрывок из к/ф «12» - «Чего вы ржете?»

Теперь вы понимаете, что я, действительно, перехожу к серьезной поэзии.

Когда поэту надоедает писать просто стихи, он пишет стихи-тавтограммы, где все слова начинаются на одну букву, например на букву С.

СТАРОСТЬ
Старость сгибает спину,
Сжимаюсь,- скоро сгину.
Сознанье слабеет, стирает,
Свеча судьбы сгорает.
Серость, склероза странности,-
Слабый сдается старости.
Сумрачно, слух снижается...
Сильный с судьбой сражается!

И последнее. Я прочитаю стихотворение поэта-фронтовика Семена Гудзенко.

Когда на смерть идут,— поют,
а перед этим можно плакать.
Ведь самый страшный час в бою —
час ожидания атаки.

 
Снег минами изрыт вокруг
и почернел от пыли минной.
Разрыв — и умирает друг.
И, значит, смерть проходит мимо.

Сейчас настанет мой черед,
За мной одним идет охота.
Ракеты просит небосвод
и вмерзшая в снега пехота.

Мне кажется, что я магнит,
что я притягиваю мины.
Разрыв — и лейтенант хрипит.
И смерть опять проходит мимо.

Но мы уже не в силах ждать.
И нас ведет через траншеи
окоченевшая вражда,
штыком дырявящая шеи.

Бой был коротким. А потом
глушили водку ледяную,
и выковыривал ножом
из-под ногтей я кровь чужую.

ТРЕК 11 Фонограмма – инструментальная музыка

Девушка вручает благодарственное письмо.

На экране - Ефраим Севела «Продай свою мать» Читают:  Игорь Бронштейн, Роман Курчанов,  Алоис Макаров,  Артем Русак,  Николай Пыльд (10 класс)

ТВК: Аркадий Михайлович подготовил почву для следующей работы. Пугает даже название «Продай свою мать». Чтобы понять, что автор повести Эфраим Севела никого не призывает этого делать, надо прочитать книгу. А пока внимание на экран. Великий мультипликатор Гарри Бардин «Адажио» и сразу после фильма выступление 10–ков.

На большом экране – Гарри Бардин - «Адажио»(звук с ноутбука)

СМЕНА ЗВУКОРЕЖИССЕРОВ!

ТРЕК 11 Фонограмма – инструментальная музыка

Из-за кулис выходят юноши.

Алоис: Если ты думаешь как все, ты уже ошибаешься.

Роман: Потому что все думают по-разному.

Коля: Если ты думаешь за всех, ты опять ошибаешься. У каждого свои заботы.

Артем: Думай по-своему и за себя, но помни – не думая о других, ты, прежде всего, не думаешь о себе.

Игорь: Трагедия еврейского народа. Каждый год в День Холокоста зажигают шесть свечей. Каждая свеча – это миллион жертв Холокоста. 6 миллионов, из которых 1 миллион – дети.

Роман: Мы расскажем сегодня одну из историй Холокоста.

Игорь:  У каждого есть мать. А если ее  нет,  то  она  все  равно была. И разрыв с  матерью,  не  по  своей  воле,  для  каждого мужчины, каким бы взрослым он ни был, всегда болезнен.  Мужчины, как  дети.  Нам  всегда,  до  самой  смерти, недостает матери. И не случайно раненый, умирающий на поле боя солдат, когда кричит от боли, зовет ее, и последнее его  слово в агонии - мама. Эта история о маме.

Алоис: У нас, в каунасском гетто, немцы провели  один  из  самых изуверских экспериментов. Они отступили от правила  -  убивать детей  вместе  с  родителями.  Чей-то  очень   практичный   ум додумался,  как  даже  из  нашей  смерти  извлечь  пользу  для Третьего рейха. Он предложил отделить детей в возрасте семи  - десяти лет от родителей.

Моей сестренке Лии было семь лет, а мне - десять. В кузов автофургона набросали  кучей не меньше пятидесяти  детей,  и  они  шевелились  клубком,  из которого торчали детские  головы,  неловко  прижатые  другими телами, ручки и ножки в туфельках, сандалиях, а то  и  босиком. Клубок дышал и шевелился и при  этом попискивал,  подвывал  и всхлипывал.

Я был прижат к левому  борту,  на  моем  плече  покоилась чья-то стонущая голова, а ноги сдавили сразу  несколько  тел. Худых и костистых, какие бывают у маленьких ребятишек. Кто-то, лица я его не мог разглядеть,  все  пытался  высвободить  свою прижатую руку и больно скреб по моему животу. Я втягивал живот как можно глубже, почти до самого позвоночника,  но  пальцы  с ногтями снова настигали истерзанную кожу  на  моем  животе.  С этим я в конце концов смирился.

Я был большой. Десять  лет.  И успел привыкнуть к боли в  драках  с  мальчишками  на  Зеленой горе, где мы жили в отдельном двухэтажном доме с папой и мамой и младшей сестрой Лией. Меня закалила также и строгость  мамы, которая не скупилась на подзатыльники, когда ей  что-нибудь не нравилось в моем поведении. А не нравилось ей в моем поведении все. Потому что она меня не любила.

Роман: Прижатый к борту фургона, я  никак  не  мог  видеть  моей сестренки, и с этим мне было трудно смириться. Я  слышал,  как она тоненьким голоском звала меня. Я отвечал ей.  Наши  голоса тонули в других голосах. Но все же мы  слышали  друг  друга  и

перекликались. Ее  голосок  был  такой  жалобный  -  такого  я никогда не слышал. Я хотел было переползти к  ней,  прижать  к себе, чтобы она успокоилась и затихла. Но вытащить  свое  тело из переплетения других тел оказалось мне  не  под  силу.  И  я

только подавал голос, чтобы маленькая Лия знала - я о  ней  не забыл и нахожусь совсем близко.

Брезентовый полог над задним бортом, где  сидел  полицейский Антанас, был завернут вверх, на крышу фургона, и мне  было  видно,  как убегают назад маленькие грязные домики Вилиямполе – еврейского гетто, последнего пристанища нашей  семьи  и  всех  каунасских евреев. Мы еще не выехали за ворота  гетто,  когда  автомобиль остановился. По поперечной улице ползла  вереница  телег  -  я слышал цокот конских копыт и скрежет железных ободьев колес  о булыжники мостовой. Маму я сначала услышал и потом лишь увидел. Я  отчетливо, до рези в ушах,  слышал  знакомый  голос,  привычную  напевную скороговорку.   Она   разговаривала   с    Антанасом.    Мама, единственная из всех матерей, не осталась плакать и  причитать в  своей  опустевшей  комнатке,  а  побежала   к   воротам   и подстерегла наш грузовик.

 - Антанас, - позвала она. - Это - последняя ценность, что я сохранила. Чистый бриллиант. Старинной бельгийской шлифовки. Здесь три карата, Антанас». Над краем заднего борта показалась мамина рука. Моя  мама небольшого роста, и за бортом  грузовика  ее  не  было  видно. Двумя пальцами мама держала тоненькую серебряную  цепочку,  на которой  покачивался,  нестерпимо  сверкая  гранями,  выпуклый бриллиант в матовой серебряной оправе. Я знал его. Мама одевала его на шею, когда мы ожидали гостей и  когда  они  с  папой собирались в театр. Антанас тоже двумя пальцами взял у нее  цепочку,  положил бриллиант на ладонь, покачал на ладони, словно пробовал его на вес.

Коля: Я замер, даже перестал дышать. Мне  без  пояснений  стало понятно, что мама хочет выкупить нас  с  сестренкой.  Как  она сумела спрятать тот бриллиант во время  обысков,  одному  Богу известно. Я был уверен, что у нас ничего  не  осталось.  Когда совсем нечего было есть и маленькая Лия -  мамина  любимица  - хныкала от голода, а этого бриллианта хватило бы и на  хлеб  и на молоко, мама и виду не подавала, что она утаила  бриллиант.

Его она хранила на черный день. На самый-самый черный.  Потому что какие могут быть светлые дни в гетто, где каждый день лишь приближал тебя к неминуемой смерти.

Теперь  этот  самый-самый  черный  день  наступил.   Маму оставили пока жить, но забирали детей. И тогда мама достала из тайника свою последнюю  надежду  -  бриллиант  в  три  карата. Антанас все еще держал бриллиант на ладони, размышляя,  а мамина  рука,  словно   рука   нищенки,   просящей   подаяние, подрагивала в воздухе над  краем  борта.  Я  даже  видел,  как шевелятся ее пальцы.

Отныне  нашу  с  сестренкой  судьбу  могли   решить   два обстоятельства,  лихорадочно  размышлял  я.  Первое:  Антанасу должен  приглянуться  бриллиант.  Второе:  чтобы  грузовик  не тронулся с места  раньше,  чем  Антанас  примет  окончательное решение. А решение это означало: жить нам с Лией или нет.

     - Чего ты за это хочешь? - лениво спросил  Антанас,  и  у меня от этого засвербело в носу.

     - Моих детей, - тихо, словно боясь, что ее услышат  немцы в кабине грузовика, сказала мать.

Артем: Они с Антанасом разговаривали по-литовски, и немцы,  даже если бы и услышали, ничего бы не поняли.

 - Сколько их у тебя?

 - Двое. Девочка и мальчик.

 Мама, повысив голос, назвала нас по именам.  Лия  тут  же откликнулась, громко, навзрыд заплакав.

 - Эта, что ли, твоя?

Антанас чуть опрокинулся назад  и  стал  шарить  огромной ручищей по детским головенкам, мгновенно притихшим. Так  шарит продавец арбузов по огромной куче, выбирая самый спелый.  Рука Антанаса доползла до Лии, и, как только коснулась ее,  девочка умолкла. Антанас ухватил ее, как цыпленка, за узенькую  спинку и вытащил из-под чужих рук и ног. Затем поднял  в  воздух  под брезентовую крышу кузова.

 - Твоя? - спросил Антанас.

Мама не ответила и, должно быть, только кивнула  головой. Лии сверху было видно маму, и  я  ожидал,  что  она  закричит, потянется к ней, забьется в руке у Антанаса. Но  Лия  молчала. Ее маленький детский умишко чуял нависшую опасность  и  закрыл

ей рот. Она молчала, раскачиваясь, как котенок, схваченный  за шиворот, и смотрела неотрывно на маму, и  даже  улыбалась  ей. Честное слово, мне это не померещилось. Лия улыбалась. Ее  рот был открыт, и два передних верхних зуба, выпавших незадолго до

того, зияли смешной старушечьей пустотой на детском личике.

Игорь:- Ладно, - согласился Антанас. - Возьми ее.

 - Там еще мой сын, - хрипло сказала мама.

 - Чего захотела! - замотал головой Антанас.  -  Двоих  за одну побрякушку?

 - У меня  больше  ничего  нет,  Антанас.  Я  тебе  отдала последнее, что имела.

 - Вот и бери одного. Двоих не дам.

 Мать не ответила.

 - Давай быстрей, - сказал Антанас, опустив Лию на  головы другим детям. - Будет поздно. Девку возьмешь или парня?

Мое сердце застучало так, что я явственно слышал, как  от его ударов скрипели доски автомобильного борта. Я не знаю, чего я ждал. У меня не было никакого сомнения,

что если  маме  оставят  только  такой  выбор,  она,  конечно, возьмет Лию. И потому, что Лия - девочка, и потому, что Лия  - меньше меня. И еще по одной причине. Меня мама не любила. И не скрывала этого. Я был  в  семье гадким утенком. Некрасивым и зловредным. Меня  даже  стыдились и, когда приходили гости,  старались  побыстрее  спровадить  в

спальню, чтобы не мозолил глаза. Лию наряжали как куколку. На нее тратились не скупясь.  И она была одета лучше большинства детей с соседних  улиц на Зеленой горе. Даже детей из семейств намного богаче  нашего так не одевали.

Роман: А я ходил как  чучело  огородное.  Мне  покупали  вещи  в дешевых  магазинах  и  намного  больших  размеров,   чем   мне полагалось. На вырост. И поэтому я напоминал карлика в  пальто почти до пят и с болтающимися концами рукавов.  Это  пальто  я

носил до тех пор, пока рукава мне становились короткими, почти по локоть.

Алоис: В нашем доме царицей была Лия. Меня лишь терпели. И терпели  с превеликим трудом. Однажды мама в порыве гнева,  а  гнев  этот был реакцией на мою  очередную  проделку,  а  проделки  эти  я совершал назло всему дому, где меня  не  любили,  воскликнула, заломив руки: - Господи! Лучше бы камень был в моей  утробе,  чем  этот ублюдок.

Коля: Я не помню, чтобы мама меня поцеловала. Чтобы посадила на колени, погладила по стриженой голове. И не  потому,  что  она была черствой. На Лию у нее с избытком  хватало  нежности.  Ее она не просто  целовала,  а  вылизывала,  и  Лия,  пресыщенная чрезмерными ласками, отбивалась, вырывалась из рук, даже  била маму по лицу, чтобы угомонить,  остановить  безудержный  поток материнской любви.

Игорь: А я с жадностью  и  с  завистью  поглядывал  и  с  трудом сдерживал себя от  того,  чтобы  не  завыть  в  полный  голос, заскулить, как пинаемый ногами прохожих заблудший щенок.

Артем: Все это рисовало мне мое ущемленное и  обиженное  детское воображение. И  при  этом  я  не  испытывал  в  ответ  никакой ненависти. Главный источник моих бед, соперницу, лишившую меня материнской любви, мою маленькую сестренку Лию я любил нежно и трогательно. Я был влюбленным и отвергнутым  маленьким  человечком. Но несмотря ни на что я любил свою маму.

Коля: - Последний  раз  спрашиваю,  -  сказал  Антанас. Выбирай! Девку или парня?

Мотор автомобиля,  словно  подтверждая  угрозу  Антанаса, взревел громче, собираясь тронуть.

 - Ну! - нетерпеливо крикнул Антанас. - Кого берешь?

 - Никого.

   Мама ответила тихо,  но  ее  голос,  я  могу  поклясться, перекрыл рев мотора:

   - Или обоих. Или... никого.

Алоис:  Грузовик дернулся, трогая с места. Я  ударился  виском  о доску борта. И не почувствовал боли. Я оглох.  Я  онемел.  Вся кожа на моем костлявом худеньком тельце стала  бесчувственной, как бумага. Боже! Какой матерью наградила меня судьба! И  отняла  так рано.

Роман: По мере того как грузовик удалялся, вырастала, словно  из земли, фигура мамы. Она стояла посреди мостовой без платка,  в черном, как траурном, платье и не  шевелилась.  Окаменела  как статуя.

ТРЕК 12 Фонограмма – еврейская песня «Мамочка»

Девушки вручают благодарственные письма

ТВК: О том, каким же чудом удалось спастись этому мальчику вы можете прочитать в романе Эфраима Севела «Продай твою мать».

ТРЕК 13 Фонограмма – крики восхищенных дельфинов

На экране – Олег Рой «Воспоминание детства»

 Давид Ланг (8 класс)

ТВК: Следующая история тоже из детства. Она не такая трагичная. Наверняка, у каждого из нас есть своя страшная история. Давид Ланг расскажет одну из них.

МИКРОФОН-УХО!

ТРЕК 14 Фонограмма – инструментальная музыка

Давид подходит к роялю, садится, трогает клавиши и поворачивается к зрителям.

         В школе нам задали написать сочинение на тему «Воспоминание детства». Обычно я не очень силен в сочинениях, и вообще я больше люблю математику. Но сегодня у меня получилось хорошо. Учительница похвалила меня, а я даже решил переписать свое сочинение в дневник. Вот оно: «Я отчетливо вижу себя в возрасте примерно трех лет – в синих рейтузах, в синенькой курточке с матросским воротничком и берете с большим помпоном. Мои глаза удивленно глядят на мир, где всё живет и движется. Маленькая песчаная горка кажется мне Альпами, заросли лопухов – джунглями, а серый гусь, прогуливавшийся у ворот, - невиданным чудовищем с длинной-предлинной шеей.

       Но больше всего меня интересует колодец. Он уже давно манит меня, несмотря на запреты взрослых. Они говорят, что там живет страшный-престрашный серый волк. Волк тащит к себе в колодец непослушных маленьких детей и там их съедает.

       Но я-то тут при чем, ведь я уже большой! Во всяком случае, мне так кажется. Мне целых три года.

       Мне очень страшно и в то же время очень любопытно. Так хочется хоть одним глазком увидеть ужасного волка!

       И вот наконец подходящий момент. Взрослые увлеклись разговорами (им только дай поговорить!), а я потихоньку сбегаю с крыльца и, озираясь, вприпрыжку мчусь прямиком к колодцу.

       Я еще раз оглядываюсь – не заметили ли мое отсутствие – и, ухватившись руками за край сруба, лезу по трухлявым брёвнам вверх. Вот голова моя уже у заветной цели. Распластавшись животом на бортике колодезного окна, я свешиваюсь и жадно смотрю вниз. Но никакого волка там нет! Только блестящая серая вода и мое смутное отражение в ней. Может, волк спрятался под водой?

   Тут я слышу такой родной, до боли знакомый и ласковый голос моей мамы: «Миша,-Миша-а», что тут же забываю и о волке, и обо всем на свете, сползаю вниз, на землю, и бегу к маме.

        Она встречает меня на крыльце, подхватывает на руки, прижимает к себе и почему-то покрывает все лицо поцелуями, тихо приговаривая что-то, и я готов заплакать от звуков дорогого голоса и родного тепла.

         Потом мои тетки много раз рассказывали, что в тот момент все страшно испугались за меня. Мама чуть не закричала от страха, но отец зажал ей рот рукой  и сказал вполголоса: «Тише! Не кричи! Ты можешь напугать её своим криком, и тогда он сорвется и упадет. Позови его спокойно, как будто ничего не случилось».

         Который раз, когда я вспоминаю эту историю, жуткий мороз продирает меня по коже. Я ужасаюсь от мысли, что моя жизнь могла бы тогда закончиться».

Давид поворачивается к роялю и играет мелодию «Воспоминания»

ТРЕК 14  Фонограмма – инструментальная музыка

Девушка вручает  благодарственное письмо.

ТВК: Мы благодарим учителя музыки Давида Ланга, Вию Игаунис, которая подобрала композицию в тему рассказа.

На экране –  Григорий Горин «Хорошее воспитание» Дмитрий Шляпин(10 класс)

Кто-то сказал, что этикет – это разум для тех, у кого его нет. Григорий Горин – о пользе и вреде хорошего воспитания. Монолог читает Дмитрий Шляпин.

ТРЕК 15  Фонограмма – Yma Sumac - Gopher Mambo

Дмитрий: "Хорошее воспитание не в том, что ты не прольешь соуса на скатерть, а в том, что не заметишь, если это сделает кто-нибудь другой..." Так Чехов сказал. Удивительно мудрое замечание, между прочим. Я, когда прочитал, так даже поразился: как мне это самому в голову не приходило? Считаем себя интеллигентными людьми, а не дай Бог кто-нибудь прольет за столом соус, так уж сразу шум, крики... А Чехов с этим борется. Он прямо говорит: хорошее воспитание не в том, чтоб, значит, самому не гадить, а совсем наоборот...
Я когда это прочитал, то сразу решил, что буду жить по Чехову. А тут как раз и случай подвернулся - день рождения. Пришли гости - родственники, одноклассники. Сидим, едим, интеллигентные разговоры ведем про погоду, про то, про се... Хорошо сидим, мирно, соуса никто не проливает.
Но тут Гоша за салатом потянулся и фужер с колой на скатерть опрокинул. Смутился, стал быстро пятно салфеткой вытирать.
Я сижу - ноль внимания. Просто абсолютно не реагирую. То есть сижу с таким видом, будто он ничего не проливал. Будто и не было этого.
Но тут я замечаю, что никто не замечает, что я не замечаю, как он скатерть залил. Мне как-то обидно стало.
И я говорю:
- Хорошее воспитание, говорю, не в том, что ты не прольешь соуса на скатерть, а в том, что не заметишь, если это сделает кто-нибудь другой...
Гоша покраснел и говорит:
- Я никакого соуса не проливал!
Я говорю:
- При чем здесь соус? Дело не в соусе... Просто приятно, что здесь собрались хорошо воспитанные люди. Вот ты колу пролил, а никто даже глазом не моргнул. И это очень радостно, тем более что скатерть новая, недавно куплена.
Гоша почему-то еще больше смутился, что-то стал бормотать и вдруг уронил тарелку на пол. Тарелка - вдребезги! Гоша стал красный как рак. Все молчат. А я стараюсь не замечать этого нового конфуза, хотя про тарелку у Чехова ничего не сказано.
Я говорю:
- Не смущайся, пожалуйста! Какие пустяки! Никто ничего не видел. Бог с ней, с тарелкой! Она - из сервиза! Антикварная. Саксонский фарфор!
Гоша почему-то весь затрясся, бросился осколки подбирать да от волнения скатерть зацепил. На пол посыпались тарелки... Я губу закусил, но всем видом стараюсь показать, что ничего этого не замечаю. Я даже, наоборот, насвистывать что-то веселое стал, чтобы показать всем, как мне это все безразлично. И тут, Гошина девушка вскакивает и кричит мне:
- Что это ты моего Георгия третируешь?
Я ей вежливо отвечаю:
- Никто твоего Георгия не третирует! Наоборот, стараемся не замечать его хамства. Вот ты, например, своей вилкой в общий салат лезла, а я этого даже не заметил.
Тут она чего-то заплакала, а все гости стали почему-то возмущаться. Кто-то вскочил, кричит:
- Уйдем отсюда! Над нами здесь издеваются!
Я говорю:
- Да кто же над вами издевается? Пришли, понимаешь, пол замызгали, едите неумеренно... Я стараюсь не обращать внимания, а вы еще что-то вякаете!
Тут гости вскочили, бросились в переднюю за куртками. Я им крикнул вдогонку:
- Ну и ладно! Валите отсюда! Попутного ветра!
Это, конечно, я уже грубо крикнул. Не надо бы этого! Мне бы им чего-нибудь из Чехова вдогонку послать, что-нибудь про соус или в этом роде, но как-то цитаты не подобрал.

ТРЕК 15  Фонограмма – Yma Sumac - Gopher Mambo

Девушка вручает благодарственное письмо

На экране - перфоманс

ТВК: Что такое перфоманс? Это некое представление, которое несет некую мысль. Предположительно, зритель должен поспорить с автором.

Впервые слово «перформанс» было применено  композитором Джоном Кейджем в 1952 году, который, сев за рояль, исполнил 4 минуты 33 секунды тишины.  Произведение так и называлось «4.33». Зритель был в недоумении, но запомнил это произведение.

Наш перфоманс называется «Мужчины не танцуют». Вы можете с этим поспорить. Как и с Иваном Царинным, который продолжит разговор.

ТРЕК 16  Фонограмма – диджей Грув - «Мужчины не танцуют»

Групповая работа - перфоманс «Мужчины не танцуют»

На экране -  «Монолог в защиту сильной половины человечества» Иван Царинный (11 класс)

Иван: Мужчины и парни присутствующие в зале, вы только не обижайтесь, ладно?  Кто-то же должен был вам это сказать. Вот к какому выводу я пришел - женщины лучше нас! Они умнее, красИвее и лучше приспособлены к жизни. К тому же еще ухитряются жить дольше.

Любой мужчина - льготник. И льгот у нас уйма, просто мы над этим не задумываемся.

Нам, к примеру, не надо вставать на час раньше, чтоб нарисовать лицо и собрать детей в школу.

Нам разрешается официально не брить ноги и подмышки.

Не нужно проверять каждые пять минут, как мы выглядим.

Нам разрешается потеть, храпеть и не бриться, прикрываясь тем, что брутальность сейчас в моде.

Если две женщины или девушки приходят в театр или на концерт – это обычное дело. Вы часто видите в концертном зале пару мужчин? В концертных залах и  в театрах большинство - женщины. За исключением сегодняшнего фестиваля. А большинство мужчин где? На футболе, в баре, за пультом телевизора и... в больнице с инфарктом.

Кто сказал, что женщины – слабый пол? У них в день - два рабочих дня: дома и на работе. А вы когда-нибудь пробовали бежать за троллейбусом на шпильках в узкой юбке? Слабый пол! Слабый пол – это гнилые доски!

А теперь готовьтесь услышать правду.  Слабый пол – это мужчины! Они пьют, курят, подвержены депрессиям, раньше умирают... потому что для большинства мужчин календарь – это не даты, это повод... для выпивки.

Не сочтите меня предателем мужского дела, но смотрите: мужчина с утра натянул джинсы, пробегал в них целый день на работе, а  вечером в них же - в ресторан. А ей надо домой зайти, обувь сменить, переодеться, и еще кучу всего переделать, о чем мы даже не догадываемся.

А насчет ума? На что обращает внимание мужчина при первой встрече? На её фигуру! А она? На то, что у нас в голове. Так кто умнее? Ни одна девушка не будет бегать за парнем только из-за того, что у него ноги красивые. Кстати, как вы думаете, кто придумал легенду о глупости блондинок? Конечно, мужчины!

Я утверждаю, что мир не сможет существовать без женщин. А вот без мужчин?.. Ребята, парни, если мы не будем им соответствовать, то они рано или поздно додумаются, как без нас обходиться.
Так что, цените девушек, женщин, пока не поздно, любите и на руках носите!

ТРЕК 16  Фонограмма – диджей Грув - «Мужчины не танцуют»

Девушка вручает благодарственное письмо.

На экране - Евгений Гришковец «Настоящий мужчина» Марк Леппик (11класс),  Даниил Морозов, Андрей Тверской,  Илья Шкатов (12 класс) 

ТВК: Перед следующей работой у меня будет только одна просьба ...к девушкам. Когда парни после маленькой истории про мужчин, будут задавать вопрос «Настоящий ли это мужчина?», вам нужно будет отвечать ДА или НЕТ.

ТРЕК 17 Фонограмма – инструментальная музыка

Даниил: Лето
Все женщины надели лёгкие ткани.
Кафе.
И заходит красивая девушка в кафе.
Проходит между столиков,
И всё мужское население кафе
Сворачивает головы и провожает её взглядом.
И ТОЛЬКО ОДИН МУЖЧИНА
Не соблазнился стуком каблучков
ОН смотрел в гл
aза ТОЙ женщины, с которой пришёл в кафе...
НАСТОЯЩИЙ МУЖЧИНА?
Андрей: Парень спрашивает у друзей:
- Ребята! Дайте денег ненадолго в долг?!..
Они:
- Зачем тебе? Ты же недавно зарплату получил!
- Да вот! Все одолжил....
- Кому?!
- Ну, помните мою бывшую Светку?!... Вот ей...
- А ей зачем?!
- Ну, у её мужа день рождения... Она... Одолжила на подарок...
- И ты дал?!
А он говорит:
- Ну, конечно! А куда было деваться?...
НАСТОЯЩИЙ МУЖЧИНА?

Илья: Выходит компания из кинотеатра
И друзья говорят:
- Ну что?! Пойдём пивка попьем, поговорим...
А один говорит:
- Нет, ребят, я не пойду... Настроения нет...
- А что такое?!
- Да фильм зацепил... Пол фильма проплакал...
А они:
- Ты что плакал, что ли?!
- Ага ребят, пол фильма проплакал...
НАСТОЯЩИЙ МУЖЧИНА?
Марк: Друзья звонят другу и говорят:
- Ну что? Ты собрался? Утром на рыбалку!
Он говорит:
- Ой, ребят.. Никак не смогу...
А они:
- Что такое?!
- Дочка заболела... Надо с ней посидеть....
А они:
- Ты что? Что, не кому посидеть, что ли? Тёщи и жены нету, что ли? Ты что, не мужик?
Он говорит:
- Ребят... Наверное, я не мужик.... Дочка заболела... Хочу с ней посидеть....
НАСТОЯЩИЙ МУЖЧИНА?
Даниил: Большой офис
И идёт по коридору начальник
ШЕФ
И по его лицу видно, что всё очень плохо...

Еще немного и фирма накроется, если не поступят деньги.
ВСЁ  ОЧЕНЬ  ПЛОХО!
И все шарахаются от него.
А он заходит в бухгалтерию,
А там бухгалтер – хрупкая девушка.
Он спрашивает:
- Ну как дела?
Она испуганно разводит руками.
А он говорит:
- Да? Зато я вижу, у Вас прическа новая... Она Вам очень идёт! Очень!
НАСТОЯЩИЙ МУЖЧИНА?
Марк: Разбегается самолёт по взлётной
Парень и девушка летят на юг
А ОНА боится летать
Выпила успокоительное - не помогает.
Плачет - боится .
Он ЕЁ обнимает, успокаивает, говорит:
- Да ты что?... На самолёте лететь гораздо безопаснее, чем ездить на машине...
А сам вцепился свободной рукой в поручень так, что пальцы побелели и пот выступил на лбу.
Он боится летать ещё сильнее, но ЕЁ успокаивает!
НАСТОЯЩИЙ МУЖЧИНА?

Даниил: Я тут как-то сидел…сидел, думал, наедине, ну, то есть один, и вдруг понял — а ведь я неплохой! Я совсем не плохой, может быть, даже хороший. Ну, я не подлый, не злой, не завистливый… э-э… в общем, ну, действительно, хороший! А главное, главное… мне кажется, что я ей нравлюсь, ей — нравлюсь. То есть меня можно любить. Я хороший. Я это понял, я — хороший!

Андрей: Я хороший. У меня прекрасные друзья, очень хорошие, а если у меня такие хорошие друзья, значит, и я сам хороший, если у меня такие друзья. И… я никому не делал ничего плохого, никого не обижал, ну, по крайней мере, намеренно. Никого сильно не обманывал, я вообще не очень обманываю…ну, по крупному не обманываю, и ещё… мне так вот показалось… я почти уверен, что я ей нравлюсь… То есть я хороший, меня можно любить. Я хороший.

Илья: Нельзя сказать, что я красивый, но… у меня… у меня… у меня симпатичное лицо, мне говорили, и даже красивые глаза… Мне кажется, что я многим нужен. В компании я веду себя весело, остроумно, и когда выпиваю, я себя веду прилично, не опускаюсь. Я хороший, а главное — мне кажется, что она меня любит… Во всяком случае, мне так показалось.

Андрей: Я хороший. У меня прекрасные отношения с людьми… я хорошо учусь, ну не гениально, но нормально, мне нечего стыдиться, и родители меня любят. У меня хорошие отношения с родителями, но главное — она так сказала однажды, что мне показалось, что она сказала, что она меня любит. То есть я хороший, меня можно любить.

Марк: Я хороший. Мне кажется, что я прилично одеваюсь, что у меня есть вкус, я ничего не забываю, никого не подвожу, я не забываю дни рождения моих друзей, и близких, и родственников, и даже дальних родственников, но главное — главное! — мне кажется, что она меня любит.

Все: Я хороший.

ТРЕК 18 Фонограмма – инструментальная музыка

Девушки вручают благодарственные письма

На экране – логотип фестиваля

ТРЕК 19 Фонограмма – песня из к/ф «Мужской разговор» - «Нейлоновое сердце»

Андрей С.: Парень идет утром домой. На подъезде объявление: «Дорогие соседи! Сегодня утром у входной двери были утеряны 10 евро. Если кто нашел, занесите, пожалуйста, в квартиру 76 Антонине Петровне. Пенсия 260 евро». Он откладывает 10 евро, поднимается, звонит в дверь. Открывает бабушка в фартуке. Только увидела его с деньгами, сразу начала обниматься. Потом рассказала «Пошла за мукой, вернувшись, вынимала ключи у подъезда — деньги-то, наверное, и уронила». Но деньги она от него брать отказалась наотрез! Оказалось, за пару часов это был шестой человек, который «нашел» бабушкины деньги!
Марк: Молодой человек подрабатывает в кафе быстрого питания. Как-то утром к кассе подошел мужчина и говорит: «За мной стоит девушка, я ее не знаю. Но я хотел бы заплатить за ее кофе. Пожелайте ей хорошего дня». Эта девушка сначала удивилась… а потом сделала то же самое для следующего за ней в очереди человека. И так 5 раз подряд!
Илья: Парень с девушкой шли по пешеходному переходу. Он увидел пьяного водилу, который не останавливаясь ехал прямо  на них. Быстро среагировав, он вытолкнул девушку из-под колес. Падая, она поцарапала коленки, а он – погиб.

ТРЕК 20 Фонограмма – песня из к/ф «Мужской разговор» - «Нейлоновое сердце»

Даниил:  Парень увидел на улице бабушку, она продавала всего 1 единственный комнатный цветок герани. Ему стало ее жалко и он заплатил раз в 10 дороже, чем она просила. Она со слезами: «Побегу,- говорит,- в магазин, колбаски деду куплю». Принес он цветок домой, а на следующее утро он расцвел.

Игорь: На  дороге произошла забавная ситуация. Водитель машины выкинул из окна мусор, а мотоциклист, ехавший за ним, поднял его. На следующем же светофоре мотоциклист постучал в окно машины и вручил водителю его мусор обратно.
Андрей Т.: Вот еще одна история. Один парень получил по почте конверт в день своего рождения, в котором был его бумажник, потерянный им недавно. Деньги, права и документы были на месте. А еще в него была вложена записка «С Днем Рождения!» Когда я слышу такие истории, я думаю, что наш мир не так уж плох.

ТРЕК 21 Фонограмма – песня из к/ф «Мужской разговор» - «Нейлоновое сердце»

Общий поклон всех участников фестиваля

 

ТВК: Сейчас жюри удаляется на совещание.

А мы с вами посмотрим презентацию о первом в истории гимназии юноше, который участвовал во всех фестивалях и спектаклях театра «Дебют» с 2007 года. Внимание на экран!

ТРЕК 22 Фонограмма - интро

На большом  экране – презентация «Бенефис Даниила»

Вручение диска с записями всех работ Даниила.

Пока жюри совещается, мы с вами посмотрим несколько видеоотрывков. Одни постановочные, режиссерские, с участием актеров, другие - реальные истории с ютуба. Они связаны между собой темой фестиваля «Мужской разговор». Каждый из них – тема для размышления.

На большом экране – отрывки из фильмов(15-20 минут)

ТВК: Я приглашаю на сцену членов жюри фестиваля «Мужской разговор»!

Награждение

ДРУГОЙ ДИСК «НАГРАЖДЕНИЕ»

Сценарий Татьяны Кундозеровой, 2012г.

 

Комментариев нет:

Отправить комментарий