среда, 8 февраля 2012 г.

ХОЛОКОСТ - БОЛЬШОЙ НАБАТ В КОЛОКОЛ УМА

Публицистический мини-спектакль
«Холокост - это большой набат в колокол ума»
27 января 2003 г.
Фонограмма – песня Александра Розенбаума «А может не было войны?»
На экране – слайд «Апокалипсис холокоста»
Фонограмма – вступление к песне «Зажгите свечи»
ИС: Холокост - в переводе с греческого означает «жертвоприношение всесожжением».
Фонограмма – фашистский марш «Эрика»
На экране – Адольф Гитлер
ВТ: В 20 веке Холокост — это фашистские концлагеря Освенцим, Саласпилс, Майданек, Бухенвальд, Магдебург, Ораниенбург, Берген-Бельзен, Равенсбрюк, Заксенхаузен, Фоссенберг, Плашов, Близины - это крематории для живых людей.
На экране – слайд «Дорога в Освенцим»
ИС: 27 января в Европе – это День Холокоста, день траура по миллионам жертв еврейского народа.
На экране - слайд «Печальные глаза»
Фонограмма – еврейская песня «Мамочка»
ВТ: Как хорошо, что мы никогда в жизни не видели глаза человека, стоящего на кромке расстрельного рва?!.. Как хорошо, что мы не стояли у входа в газовую камеру или крематорий, откуда нет выхода живому существу, разве что лишь в виде загазованного трупа или горстки сизого пепла?!.. Какое счастье, что мы только сторонние наблюдатели ада концлагерей.
ИС: Вглядитесь в зрачки, расширенные от ужаса, в ожидании смертной муки, взывающие, молящие о помощи и вопрошающие: "Господи, за что?!.." - "Готеню, фор вус?!.."
ИС: Холокост – это эшелоны до отказа набитые больными и стариками.
На экране – фотография 5
ВТ: Холокост – это сотни тысяч людей, не выдержавших болезней и голода, чьи трупы бросали в ямы в перемешку с дровами, обливали бензином и сжигали.
На экране – фотография 6
ИС: Холокост – это дезкамеры, перед входом в которые заключенным давали в руки кусочки мыла. Эти помещения были в действительности газовыми камерами, а кусочки мыла всего лишь камешками.
На экране – фотография 7
ВТ: Холокост – это «научный центр» Дахау, где проводились медицинские опыты не над животными, а над детьми. Там же проводились опыты по искусственному оплодотворению женщин семенем животных.
На экране – фотография 8
ИС: Холокост – это Освенцим с тремя миллионами убитых!
На экране – фотография 9
Фонограмма – еврейская песня «Мамочка». Громко.
МБ: Мы расскажем вам одну из историй Холокоста. Поможет нам в этом дневник... дневник Анны Франк.
На экране – фотография дневника Анны Франк.
ИС: Анна Франк, весёлая тринадцатилетняя девочка, ходила в школу, хорошо училась, любила своих друзей.
На экране – фотография улыбающейся Анны Франк.
МБ: Но все изменилось, когда в 1942 году фашисты пришли в Амстердам. Голландских евреев начали депортировать в так называемые "трудовые лагеря", на самом деле, концлагеря. Семья Анны Франк была вынуждена скрываться два года на чердаке здания, в котором раньше находилась контора её отца. Жизнь на чердаке была жестко регламентирована, днем почти не шевелились (под ними - контора, в которой весь рабочий день находятся служащие) и оживали лишь вечером, когда можно было свободно ходить и говорить.
Анна проводила часы за дневником, который получила в подарок на День рождения накануне и куда в заточении она стала записывать все свои мысли и чувства. Дневник стал ее подружкой, она даже придумала ей имя - Китти.
На экране – фотография дневника Анны Франк.
«В семь утра я побежала к маме с папой, потом мы пошли в гостиную и там стали развязывать и разглядывать подарки. Тебя, мой дневник, я увидела сразу, это был самый лучший подарок. Ещё мне подарили букет роз, кактус и срезанные пионы. Папа и мама накупили мне кучу подарков, а друзья просто задарили меня. Я получила книгу «Камера обскура», настольную игру, много сластей, головоломку, брошку, «Голландские сказки и легенды» и еще дивную книжку –«Дези едет в горы» и деньги. Я на них купила «Мифы Древней Греции и Рима» - чудесные! Пока всё! Как я рада, дневник, что ты у меня есть!»
ИС: В мирных записях Анна размышляет о школе ...
«Если б только не ходить в школу! К счастью, скоро каникулы, еще неделя и конец мучениям»
ИС:...пишет о своём поведении на уроках...
«Я доказывала учителю, что болтовня – женская привычка и что я, конечно, постараюсь сдерживаться, но что моя мама говорит не меньше меня, а против наследственности, к сожалению, бороться очень трудно».
ИС:...о своих родителях...
«Мои родители непохожи на других. Им неважно – плохие или хорошие у меня отметки, им гораздо важнее, чтобы я «прилично» себя вела, была здоровая и весёлая. Лишь бы тут всё было в порядке, остальное приложится»
ИС:...о первом сердечном увлечении...
«Раньше Гарри дружил с девочкой Фанни. Я её тоже знаю. Она – образец кротости и скуки. С тех пор как Гарри со мной познакомился, он понял, что с Фанни ему скучно до одури. Я его, как видно, развлекаю. Никогда не знаешь, на что пригодишься!»
ИС:..о первом в жизни разочаровании в людях и справедливости.
На экране – фотография»Мальчик-еврей с желтой повязкой на рукаве».
«После сорокового года жизнь пошла трудная. Сначала война, потом капитуляция, потом немецкая оккупация. И тут начались наши страдания. Вводились новые законы, один строже другого, особенно плохо приходилось евреям. Евреи должны были носить желтую звезду... евреям запрещалось ездить в трамвае, не говоря уж об автомобилях. Покупки можно было делать от трёх до пяти и притом в специальных еврейских лавках. После восьми вечера нельзя было выходить на улицу и даже сидеть в саду и на балконе.
На экране – фотография Анны Франк со звездой Давида.
Нельзя было ходить в кино, в театр, - никаких развлечений!Запрещалось заниматься плаванием, играть в хоккей или теннис. Еврейских детей перевели в еврейские школы. Вся наша жизнь проходит в страхе.»
Фонограмма – фашистский марш.
На экране – фашистская свастика.
МБ: ....А вот первая запись, сделанная на чердаке...
«Между воскресным утром и сегодняшним днем как будто прошли целые годы. Столько всего случилось, как будто земля перевернулась. Но, Китти, как видишь, я еще живу, а это, по словам папы, - самое главное. Придётся рассказать тебе всё сначала...
На экране – фотография «Анна с сестрой»
В дверях показалась испуганная сестра и сказала: «Анна, отцу прислали повестку из гестапо...» Я страшно перепугалась...все знают, что это значит концлагерь...Убежище! Но где мы спрячемся? В городе, деревне, в каком-нибудь доме, в хижине? Нельзя было задавать эти вопросы... Мы с сестрой стали укладывать самое необходимое в наши школьные сумки. Первым делом я взяла эту тетрадку, потом что попало: бигуди, носовые платки, учебники, гребёнку, старые письма. Я думала о том, как мы будем скрываться, и совала в сумку всякую ерунду. Но мне не жалко: воспоминания дороже платьев.»
МБ: Существование семьи Франк на чердаке было возможно только благодаря тому, что бывший партнер Отто Франка и его жена, подвергая самих себя смертельной опасности, приносили на чердак еду, вещи, газеты. С их помощью семья Анны старалась жить нормальной жизнью, хотя мир вокруг все больше напоминал ад.
Фонограмма – «звон колокола»
На экране – фотография Вестетурма
«Отец, мама и Марго никак не могут привыкнуть к звону колокола с Вестертурма – он звонит каждые четверть часа. А мне даже нравится, очень красиво, особенно ночью, это меня как-то успокаивает. Наверное, тебе очень хочется знать, нравится ли мне наше убежище. Честно говоря, сама не знаю. Мне кажется, что я никогда не буду чувствовать себя как дома...
На экране – фотография комнаты на чердаке
Сначала наша комната была совсем пустая. К счастью, папа захватил всю мою коллекцию кинозвёзд и пейзажей, и я при помощи клея и кисточки облепила картинками! Теперь у нас совсем весело...Я ужасно нервничаю от тишины, особенно по вечерам и ночью...Мне всё кажется, что мы отсюда никогда не выберемся или что нас найдут и расстреляют. Меня эта мысль страшно гнетёт. Днём надо тоже соблюдать тишину, нельзя громко топать и надо разговаривать почти шёпотом, чтобы внизу нас не услыхали.»
Фонограмма – «монотонные низкие звуки»
ИС: Прошло два года. Из последних сил Анна ждала освобождения, мечтала о том, как пройдет по улице, увидит небо не через оконную раму… Пытка замкнутым пространством - изощренная и медленная, сводила ее с ума.
"Кто учинил это с нами? Кто сделал нас, евреев, отличными от других народов? Кто позволил нам так ужасно страдать все это время? Бог - вот кто сделал нас такими, какие мы есть, и именно Бог поднимет нас снова. Если после всех выпавших нам страданий евреи останутся на земле, значит, они не обречены, и в будущем мире они будут служить примером для остальных. Кто знает, может быть, даже это сделала наша религия, от которой весь мир, все народы учились добру, и из-за нее и только из-за нее мы терпим теперь лишения. Из-за этого мы никогда не сможем быть просто голландцами или просто англичанами, или представителями других стран. Мы всегда останемся евреями, но мы и не хотим другого. Как странно, за всё, что делает христианин, он отвечает лично. За всё, что делает еврей, отвечают все евреи. И всё же я думаю, что наступит время, когда нас опять будут воспринимать как людей, а не как евреев...".
МБ: В убежище шла трудная, полуголодная, убогая жизнь. Несколько взрослых и подростков, не имея возможности выйти на улицу, ютились в полутемных клетушках, замирали при налетах союзников. Эти налеты и радовали их, и повергали в ужас - если бы при бомбежке пострадал их дом, убежище было бы обнаружено. И несмотря ни на что Анна продолжала вести дневник, мечтать, влюбляться. Она полюбила единственного мальчика, который был в убежище. Спрятавшись ото всех, они целовались, и эти поцелуи были огромным событием для Анны.
«Как ты думаешь, не рассердятся ли папа и мама, что я сижу на диване и целуюсь с мальчиком, причем ему семнадцать лет, а мне еще нет пятнадцати? Собственно говоря, я не думаю, что это нехорошо, тут надо верить только себе. И что сказали бы мои подружки, если бы узнали, что я лежала в объятиях Петера, у него на плече, моё сердце билось у него на груди, и его щека прижималась к моей? Нет, честно говоря, ничего
стыдного я в этом не вижу. Что может быть лучше на свете, чем смотреть из открытого окна на природу, слушать, как поют птицы, чувствовать солнце на щеках и, обняв милого мальчика, молча стоять, крепко прижавшись друг к другу?Не верю, что это плохо, от этой тишины на душе становится светло. Ах, если б только никто её не нарушал!»
ИС: Потом был донос.
Фонограмма – вой сирены, лай собак, немецкая речь.
Лампа мигающая.
На экране – пять фотографий Освенцима.
ИС: Уборщица Лена Хартог обратила внимание на то, что на чердак слишком часто носят еду. Семью Франк и вторую еврейскую семейную пару, также скрывавшуюся на том чердаке, арестовали и переправили в концлагерь Освенцим в Польше.
На экране – фотография Анны Франк
"… вопреки всему, я по-прежнему верю, что в глубине души люди хорошие. Я попросту не могу построить мои надежды на смятении, несчастье и смерти. Я вижу, как мир постепенно превращается в пустыню, я слышу звуки приближающейся грозы, которая сметет и нас самих, я чувствую страдания миллионов, и все же, когда я гляжу на небеса, я думаю, что все будет хорошо, что придет конец и жестокостям, что мир и спокойствие вернутся вновь"
МБ: Эти слова Анна Франк написала в своем дневнике за неделю до ареста.
В 1945 году, с началом освобождения Польши советскими войсками, Анну и её сестру Марго перевели в концлагерь Берген-Бельсен в Германии. Когда до освобождения оставалось совсем немного, Анна заболела тифом. Голодная, замерзшая, она уже не могла бороться с болезнью. Она умирала не чувствуя, что умирает.
Фонограмма - песня «Зажгите свечи».
Выходят шесть шоуменов со свечами.
ИС: В День Холокоста принято зажигать шесть свечей. Каждая свеча - это миллион погибших евреев. Шесть миллионов из одиннадцати. Такова цена Холокоста.
На экране – слайд «Стена плача».
ВТ: Западная стена храма или стена плача в Иерусалиме - одна из самых почитаемых святынь иудаизма. К ней приходят люди разных национальностей. Они говорят с Б-гом, просят милости у Б-га. Считается, что только здесь можно общаться с Б-гом без посредников, напрямую.
Фонограмма – трогательная инструментальная музыка.
МК: Человек не выбирает, где ему родиться: в Иерусалиме или Париже, на островах Сааремаа или Таити, в роддоме или хлеву...
Человек не выбирает, кем ему родится: эстонцем или русским, евреем или французом, австралийцем или чукчей...
Человек не выбирает, каким ему родится: глупым или красивым, умным или удачливым, здоровым или счастливым..
Так почему человек, который сам изначально зависит от Бога, берёт на себя роль вершителя судеб?
Фонограмма – «Бой колоколов».
На экране – перевёртыш «ДА-НЕТ»
Холокост – это большой набат в колокол ума...только, к сожалению, к нему не прислушиваются... И пока кто-то считает себя сверхчеловеком, я не уверена, что холокост не повторится...в другое время, в другом месте, с другим народом...
Фонограмма – песня А. Розенбаума «А может не было войны»
Сценарий Татьяны Кундозёровой
4 января 2003 год

Комментариев нет:

Отправить комментарий