четверг, 11 ноября 2010 г.

ИСТОРИЯ О ТОМ, КАК УЧИТЕЛЯ УБИВАЛИ


«История о том, как Учителя убивали»
(по мотивам пьесы Людмилы Разумовской «Дорогая Елена Сергеевна»)
Действующие лица:
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА - учительница
ВОЛОДЯ - ее ученики, выпускники двенадцатого класса
ПАША
ЛЯЛЯ
ВИТЯ
Реквизит: бутылка шампанского, бутылка пива, салат, хлеб, букет цветов, букетик фиалок, поднос, пакет, нож, 6 фужеров в жесткой упаковке, блюдца, вилки, листы бумаги, портфель для Вити, диски, книги, две вазы – большая и маленькая, альбом Шагала, графин с водой, стакан, черная папка, «контрольные», ручка, «думка» на диван
Декорации: диван, четыре стула, стол журнальный, стол кухонный, урна, перегородка, музыкальный центр, вешалка-стойка для одежды
Однокомнатная квартира учительницы Елены Сергеевны. Вечер.
СВЕТ в комнате
ТРЕК 1 Фонограмма – песня Ирины Богушевской «Летний вечер» + звонок в дверь
Елена Сергеевна открывает дверь. На пороге стоят трое молодых людей и девушка с огромным букетом цветов. Это ее ученики.
УЧЕНИКИ. Здравствуйте, Елена Сергеевна! Добрый вечер, Елена Сергеевна!
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Господи... ребята... Вы? Извините, я не ждала.
ПАША. Дорогая Елена Сергеевна!..
ВИТЯ (перебивает). От имени и по поручению...
ПАША. Спокойно. Я что, произвожу впечатление дебила?.. (Проникновенно.) Дорогая Елена Сергеевна! От имени и по поручению 12 "д" класса, стоящего на пороге неведомой, но, безусловно, прекрасной жизни, разрешите поздравить вас с наступающим днем рождения и пожелать вам, дорогая Елена Сергеевна, огромного, как этот весенний букет, счастья, творческих успехов в работе и крепкого, я бы даже сказал, богатырского здоровья, дабы воспитать еще не одно поколение таких же балбесов, как мы. Одним словом, многая лета! Ура!
Все дружно поддержали возглас и зааплодировали.
Поют: С Днем рождения вас!
(Передавая букет.) Разрешите в щечку, Елена Сергеевна.
ВИТЯ. И мне, и мне, Елена Сергеевна! Поздравляем!
ЛЯЛЯ. Поздравляем, Елена Сергеевна. Это тоже вам. (Вручает пакет.)
ВОЛОДЯ. Елена Сергеевна, от всей души! И от всего сердца! (Целует руку и передает маленький букетик фиалок.)
Пауза. Елена Сергеевна вдруг заплакала.
УЧЕНИКИ. Елена Сергеевна, что вы? Мы же от души! От всего сердца! От всего класса, Елена Сергеевна! От души!..
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Дорогие мои, вы... вы просто не представляете, как вы меня... Вот уж не ожидала. Спасибо вам. Но как вы узнали?
ВИТЯ. Разведка донесла!
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА (улыбаясь). Поразительно... Вы проходите, пожалуйста.
ПАША. Спасибо, дорогая Елена Сергеевна, нам пора. Экзамены, сами знаете.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Что вы, Паша! Вы же только сегодня у меня математику написали. Никуда я вас не отпущу.
ВИТЯ. Да неудобно. Чего мы вас будем задерживать? Может, к вам гости...
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Какие гости, Витенька? У меня мама в больнице, так что никаких гостей. Нет, даже и не мечтайте удрать. Не пущу.
ВОЛОДЯ. Хорошо, Елена Сергеевна, спасибо. Мы посидим. Только вы, пожалуйста, не беспокойтесь.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Вот и чудесно... Цветы мы поставим в вазу... Ляленька, достаньте там из серванта... А это что? (Обращает, наконец, внимание на пакет, который все это время не выпускала из рук.)
ЛЯЛЯ. Это вам. Подарок. От класса.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА (качает головой). Надо же, придумали. (Развернула пакет.) Что это?
ВИТЯ (с гордостью). Это фужеры. Шесть штук! Дизайнерская работа. "Е. С." Вот здесь, видите, такой знак.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Вы с ума сошли! (Заворачивает пакет.)
ЛЯЛЯ. Ну, Елена Сергеевна! Ну, миленькая!
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Вы знаете, сколько это стоит? Истратить такую сумму на подарок учителю... В конце концов, это просто неприлично.
ВОЛОДЯ. Неприлично - когда взятка. Но ведь мы - от души?
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА (слегка растеряна). Да? Но все равно...
ВИТЯ. Ей богу! Вот-те крест! От всего сердца!
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Я понимаю, ребята. Но, честное слово, я не могу.
ВИТЯ. Ну вот, я же говорил! Сейчас книги надо, книги. Нет, стекла натащили!
ПАША. Что же теперь делать, на помойку выбрасывать? Сжальтесь, Елена Сергеевна!
ВОЛОДЯ (твердо). Нехорошо, Елена Сергеевна. Ребята обидятся.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА (в замешательстве). Но, Володенька, вы же у родителей деньги берете. Что же они после этого про нас, учителей, подумают?
ПАША. А ничего плохого. Бросьте, Елена Сергеевна, родители у нас в порядке, их сотней не разоришь. Так что владейте! (Расставляет фужеры на столе.)
ВИТЯ. Звенят, шельмы!
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Совсем вы меня запутали, просто голова закружилась... Пойду что-нибудь к чаю... Вы посидите, тут ... музыкальный центр... у меня диски отличные, Ирина Богушевская, Окуджава...
ЛЯЛЯ. Я вам помогу?
Елена Сергеевна и Ляля выходят. Пауза.
ВИТЯ. Вроде клюнула, а? (Паша пожимает плечами.) Да все они одним миром мазаны! Я раз в учительской слыхал, как она уроков себе дополнительных просила. Из-за лишней сотни такой крик подняла!
ВОЛОДЯ. Тебе, Вить, от предков не очень влетит за фужеры?
ВИТЯ. Так на святое ж дело! Узнают - еще спасибо скажут. Не каждый же день...
ВОЛОДЯ. К сожалению, это только начало. В жизни, мон шер, придется давать и давать.
ПАША. К Елене это не относится. Подарками ее не купишь. Таких людей надо жалостью брать.
ВИТЯ. Мой батя говорит, если кто-то не берет, значит, просто мало дают.
ПАША. Твой батя еще не сидит?
ВИТЯ (с вызовом). А твой?!
ПАША. А мой не ворует.
ВОЛОДЯ. Надо пробовать все варианты. В конце концов, у каждого человека есть слабое место. Нужно его только правильно определить и вовремя нажать кнопку: сим-сим, открой дверь!
СВЕТ на кухне
На кухне.
ЛЯЛЯ. А у вас симпатично. Больше всего на свете хочу иметь отдельную комнату. До сих пор с матерью в однокомнатной, представляете? Правда, комната большая, потолки и все такое... Хлеб порезать?.. Жить с матерью в одной комнате не такой уж подарок, верно?
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Почему?..Если отношения хорошие...
ЛЯЛЯ. Да откуда они могут быть хорошими, если в одной комнате? Чувствуешь себя взрослым человеком, а с тобой обращаются, как с ребенком. Ужасно раздражает.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Не знаю, я всю жизнь прожила с мамой. Трудно, конечно, иногда, а что делать...
ЛЯЛЯ. А то еще учить начинает. Я Набокова на английском читаю, а она учит. Смешно!
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Ну вот. Закуска, правда, не богата...
ЛЯЛЯ. Ой, да что вы, Елена Сергеевна, разве в закуске дело? Главное - это отношения между людьми. Доброта. Искренность. А то, знаете, бывает, стол от еды ломится, а кусок в горло не лезет.
Идут в комнату.
СВЕТ в комнате
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Ну, как вы тут, мальчики, не соскучились? А мы с Ляленькой салат принесли.
ВИТЯ. Елена Сергеевна, ну, как по заказу! (Достает шампанское.) Сюрприз!
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Ой, вам же нельзя!
РЕБЯТА (хором). "Почему? Кто это вам сказал, Елена Сергеевна? Шампанское! Да его грудным детям дают!" - "Бутылка на - раз, два, три... на пять человек!" - "Елена Сергеевна! Последний школьный экзамен!" - "В честь дня рождения!"
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Ну что с вами сделаешь, садитесь!
Ребята кричат "Ура!"
ВИТЯ. Все за стол! Все за стол! (Рассаживаются.) Внимание! (Пробка летит в потолок. Визг.) Давайте скорее! Елена Сергеевна, ваш бокал... Лялька!.. (Разливает.)
ПАША (встает). Дорогая Елена Сергеевна! Позвольте еще раз поздравить и пожелать вам здоровья и всяческого процветания.
ЛЯЛЯ. От всей души, Елена Сергеевна!
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Спасибо, ребята, спасибо... (Пьют.) Ешьте теперь получше, а то не дай Бог...
ВИТЯ. Да вы что! Нам, чтобы это... по такой на брата надо, верно?
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Витя!
ВОЛОДЯ. Шутка, Елена Сергеевна. Это у него юмор такой. Мы вообще не пьем.
ВИТЯ. Ага. И не спим. К этим... к экзаменам готовимся.
ЛЯЛЯ. Ой, а вы знаете, что каждый четвертый человек, рождающийся в мире, дебил?
ВИТЯ. Да ну? (Начинает считать.) Раз, два, три... четыре!
Все смеются.
ЛЯЛЯ. Это все следствие экологического нарушения и пьянства наших родителей. (Радостно.) Нам грозит вырождение, представляете?
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА (серьезно). Ляля!.. Дело в том, что человечество действительно подошло к какому-то страшному рубежу. Информация такова, что каждый день удивляешься, как мы до сих пор еще живы. Постоянно какие-то войны, катастрофы, болезни! А что мы сделали с природой! Ужас! Проблем масса. Неразрешимых, трагических. Наши дети... Да, что-то творится невообразимое.
ВИТЯ (ему невмоготу). Елена Сергеевна, а давайте музыку включим, вы как?
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. А? Давайте, давайте, Витя. Что это мы все о мрачном? День рождения! (Перебирает диски) Вот кошмар, у меня одни барды! Под них не танцуют, их слушают.
Включает музыкальный центр
ТРЕК 2 Фонограмма – песня Вероники Долиной (сначала громко)
Паша и Ляля отходят.
ПАША У тебя плохое настроение?
ЛЯЛЯ. Мне перестала нравиться эта затея.
ПАША. Давно?
ЛЯЛЯ. Сразу. Как только вошли. И она... в этом халатике...
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА Главное, ребята, найти свою точку опоры, свое место на земле.
ВОЛОДЯ. И вы нашли?
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Я люблю свою профессию. В школе вся моя жизнь.
ВОЛОДЯ (улыбаясь). Любить профессию, конечно, хорошо, но не мешает, чтобы и она тебя любила...
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Я понимаю, вы говорите об отдаче. Но когда я вижу хороших, образованных молодых людей, которых мы выпускаем в жизнь, ну вот таких, как вы... я счастлива.
Витя выключает музыкальный центр
ВИТЯ. А что, Елена Сергеевна, работы наши завтра будут проверять?
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Да, Витенька.
ВИТЯ. Комиссия?
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Ну, конечно, как всегда.
ВИТЯ. Ох, страсти какие! А отметки когда скажут?
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Да завтра же, как проверят, можно будет в школу зайти, после обеда.
ВИТЯ. Просто дрожь в коленках! У кого золотая, у кого серебряная медаль зависит от этой оценки. Не у меня, конечно, но все равно обидно, если сорвется.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Что вы, Витя? Разве вы плохо написали?
ВИТЯ. Ой, не знаю, Елена Сергеевна, я там чего-то напортачил.
Пауза.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Но у вас же в году твердая четверка.
ВИТЯ. Так это я, скажу теперь уж вам по правде, все контрольные всегда списывал.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Как... списывал?
ВИТЯ. Как-как? А то вы не знаете - как! Я и сегодня хотел. Так Марья Васильевна как уставилась на меня, шельма очкастая... извините... так я не то что списать - башки повернуть не мог.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА (встает из-за стола. Пауза). Ну, как же так? Хоть что-нибудь решили? Хоть один пример?
ВИТЯ (сокрушенно). Ничего.
ЛЯЛЯ (шепотом). Что ему теперь будет, Елена Сергеевна? Двойку поставят? (Елена Сергеевна молчит.) Неужели поставят?
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Не знаю...
Пауза.
ВОЛОДЯ (спокойно). Двойку ему не поставят. На школьных экзаменах двоек не ставят. Это ЧП. Правильно я говорю, Елена Сергеевна? У вас мама в какой больнице лежит?
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Мама? В городской.
Володя достает ручку, записывает.
ЛЯЛЯ. Но если он ничего не решил?
ПАША. Все равно "три" поставят.
ЛЯЛЯ. Даже если совсем-совсем ничего?
ВИТЯ. Мне тройка не нужна.
ПАША. Елена Сергеевна, объясните, как это делается. Вы в курсе.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Я, Паша, не знаю. Как комиссия. Я ведь одна ничего не решаю.
ПАША. Правильно. Ну, а комиссия решит поставить "три". Не портить же им из-за какого-то там Витьки Шевченки общую картину стопроцентной сдачи экзаменов.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Нет, нет, Паша, вы неправильно говорите. На усмотрение комиссии...
ВОЛОДЯ. Фамилию главного врача скажите, пожалуйста.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Кого? А-а... Лавров, кажется. Вам зачем?.. Да нет, Витя, не может быть, чтобы вы совсем ничего не написали. Даже самый отъявленный двоечник...
ВИТЯ (радостно). Так я и есть самый отъявленный! Только об этом никто не знал. Я успешно прикидывался. За двенадцать-то лет чему только не научишься!
ПАША. Да ладно тебе, ты что, не видишь - Елена Сергеевна расстраивается? Тоже мне подарочек припас на день рождения. Поставят тебе тройку, сиди.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Ребята, вы как-то очень легкомысленно...
ПАША. Напротив. Мы очень серьезны.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Зачем вы настраиваете его на благополучный исход? Неудовлетворительная отметка, к сожалению, вовсе не исключена... Хотя я, конечно, постараюсь... все, что в моих силах...
ВИТЯ (Паше, тихо). Во цену набивает, мало ей рюмок!
ПАША. Мы, Елена Сергеевна, и не сомневаемся, что вы нам поможете, но я вот что хочу сказать...
ВИТЯ. Не обижайтесь, Елена Сергеевна, но у Пушкина по математике была единица. А все равно - гений!
ПАША. Витя, помолчи! Ребята, дайте сказать! Елена Сергеевна, ведь как несправедливо. Мне, например, как будущему филологу, абсолютно не нужна пятерка по математике. Смешно! Я с девятого класса занимаюсь русской филологией. Мои работы посылали на конкурс, у меня диплом есть, и теперь из-за какой-то математики, простите, Елена Сергеевна, я лишаюсь своего, быть может, единственного шанса. Я поставлен в такие обстоятельства, при которых мне жизненно необходима только отличная отметка.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Паша, неужели вы тоже ничего не написали?
ПАША (смутился). Я... нет, почему? Я кое-что решил, но...
ВИТЯ (перебивает). Интересно, а почему это я должен довольствоваться тройкой? Конечно, на пятерку я не претендую, как некоторые, надо и совесть иметь, но четверка мне тоже вот как нужна!
ПАША. Ну, ты, Витька, и нахал! Да ты Богу молись, чтоб тебе "три" поставили, правда, Елена Сергеевна?
Пауза.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Вы, Витя, тоже на филологический поступаете?
ВИТЯ. Я?! Что вы, Елена Сергеевна. Я в эту... Лесотехническую академию, там конкурса в этом году нет.
ВОЛОДЯ. Елена Сергеевна, у меня к вам одно предложение. Можно вас на минутку?
Елена Сергеевна и Володя выходят на кухню.
ВИТЯ. Пошла тяжелая артиллерия. Посмотрим, что сделает дипломат.
ПАША. Труднее всего иметь дело с идеалистами. Я говорил. Они тебе будут сочувствовать, слезами обливаться, а чтобы помочь - шиш!
ЛЯЛЯ (насмешливо). Да, ситуация, прямо скажем, безнадежная. Ничего у вас, мальчики, не выйдет.
ВИТЯ. Почему? Откуда ты знаешь?
ЛЯЛЯ. Интуиция.
ВИТЯ. Да иди ты! Вы с Пашкой вообще! Ни во что не верите!
ЛЯЛЯ. А ты во что веришь?
ВИТЯ. Я? Я верю во Владимира! И в победу!
ЛЯЛЯ (презрительно фыркнула). Паша, пошли!
ВИТЯ. Слушай, чего она это... разлагает атмосферу? Нечего было тогда приходить!
ЛЯЛЯ. А я, Витенька, любознательная очень. Я, может быть, таким образом жизнь изучаю.
ВИТЯ (буркнул). На заднем дворе изучай! Э, вы куда?
ЛЯЛЯ. Целоваться!
СВЕТ на кухне
Елена Сергеевна и Володя на кухне.
ВОЛОДЯ. Елена Сергеевна, вы бы хотели перевести вашу маму в клинику профессора Наумова?
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Володя!.. Профессор Наумов... Моя мама... Это же профессор с мировым именем!.. Это невозможно.
ВОЛОДЯ. Ну, начнем с того, что профессор Наумов лечил моего отца. Я попрошу папу, скажу, что для вас. Уверен, он не откажет.
Пауза.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Володя, а это удобно?.. Как мне вас отблагодарить?
ВОЛОДЯ. Пустяки.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Постойте, я ведь могу с вами позаниматься, подготовить вас как репетитор. Вы поступаете в технический?
ВОЛОДЯ. Спасибо, Елена Сергеевна, я поступаю в МГИМО.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. В Институт международных отношений? В Москве?
ВОЛОДЯ. Да.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Ох, как это трудно, как это трудно, Володенька! К сожалению, в этих сферах... Хотя, знаете, у меня в Москве есть тетка. Если вам негде жить, я напишу, позвоню, на все время экзаменов, милости просим, она одна, вы никого не стесните, она хорошая, добрая, будет только рада. Да я могу хоть сегодня, сейчас!
ВОЛОДЯ. Не беспокойтесь, Елена Сергеевна. С Москвой у меня все в порядке.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Но чем же я могу... еще?
ВОЛОДЯ. Какая вы смешная, Елена Сергеевна. Мне, правда, ничего не нужно. Это может показаться странным, но у меня на самом деле нет никаких проблем. (Насмешливо.) По крайней мере, неразрешимых.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Нет, Володенька, я так не могу. Я буду мучиться.
ВОЛОДЯ. Ну, хорошо, хорошо! Если уж вы непременно хотите что-нибудь для меня сделать... Пожалуй, я могу попросить вас об одном одолжении. Это, правда, касается не меня, а моих друзей, но, все мы, как говорится, одно лицейское братство.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Разумеется! С радостью! Любую просьбу! Я слушаю.
ВОЛОДЯ (улыбаясь). Так уж и любую? А не боитесь, что я поймаю вас на слове?.. Елена Сергеевна, мои друзья - славные, хорошие, добрые - люди, вы согласны? Умные, талантливые, порядочные, но... бывают обстоятельства, когда нам приходится искать некоторый компромисс... Ну вот, скажем, когда высокая цель вынуждает нас иногда менять средства... Вы понимаете? В таких случаях необходим более широкий взгляд, ибо то, что обывателю кажется порой предосудительным, у человека более свободных взглядов не вызывает никакого протеста, верно? А вы, Елена Сергеевна, кажетесь нам именно таким человеком. Поэтому мы и решили обратиться к вам с нашей бедой, будучи уверены, что вы поймете нас правильно и поможете от всей души. Ведь поможете?
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА (кивает). Я постараюсь. Я не совсем поняла... но разумеется...
ВОЛОДЯ. Спасибо. Спасибо, Елена Сергеевна! (Громко.) Ребята, Елена Сергеевна согласна нам помочь.
СВЕТ в комнате
Возгласы удивления и восторга: "Как? Уже? Правда, Елена Сергеевна? Да здравствует Елена Сергеевна! Ну, ты дипломат! Ура! Туш!" и т. п.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Да подождите благодарить, я же еще не знаю, в чем дело.
ПАША. Как не знаете? Разве Володя вам ничего не сказал?
ВОЛОДЯ. Я только подготовил почву, Павел, но Елена Сергеевна обещала мне. Елена Сергеевна, вы мне обещали?
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Да, но...
ВОЛОДЯ. Действуйте!
Пауза.
ЛЯЛЯ (улыбаясь). А что, Елена Сергеевна, контрольные работы ведь у вас?
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. У меня. А что?
ЛЯЛЯ (с очаровательной улыбкой). А не могли бы вы их нам дать? На время.
ТРЕК 3 Фонограмма – музыка Ало Маттиисена
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Зачем?
ЛЯЛЯ (уклончиво). Ну, мы же вам объясняли...
ПАША. Елена Сергеевна! Все мы поступаем в гуманитарные вузы. Работу по математике мы написали, мягко выражаясь, не совсем... ну, с ошибками. Но, кроме Виктора, нам всем, как на грех, нужна пятерка.
ВОЛОДЯ. Пардон. Мне не нужна. Повторяю, у меня никаких проблем. Я только ради вас, извините.
ЛЯЛЯ (с предельной наивностью). Елена Сергеевна, не могли бы вы дать нам их на время? Мы бы исправили свои ошибки и отдали вам обратно, а?
ВИТЯ. Ага. У нас с собой правильные варианты. (Достает из-за пазухи листы.) Вот. Мы бы их... это... поменяли. (Пауза.) А что? Если бы не поступать, так Бог с ней, с отметкой.
ПАША. А главное, никому от этого никакого вреда. Мы поступаем в гуманитарные, так что ни один математик от нашей липовой пятерки не пострадает. Мы им не конкуренты.
ВОЛОДЯ. Если вы, Елена Сергеевна, боитесь, так мы гарантируем вам сохранение абсолютной тайны.
ВИТЯ. Комар носа не подточит. Не сомневайтесь!
ПАША. А будет больше пятерок, вас же еще и похвалят.
Пауза.
ВИТЯ. Что вы на нас так смотрите?
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА (медленно). Значит, вы пришли ко мне за этим?
ВИТЯ. Ну да...
ПАША. Да нет!
ЛЯЛЯ. Не только...
ВОЛОДЯ. Елена Сергеевна, мы пришли поздравить вас с днем рождения!
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. И на всякий случай приготовили подложные варианты контрольных работ!
ЛЯЛЯ. Ой, да что вы такое говорите, Елена Сергеевна! Мы пришли дружески пообщаться. Мы хотели по-человечески. От всей души! Нам казалось, что вы нас поймете.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Да это же подлость!
ПАША (грустно). Ну вот, Елена Сергеевна, мы и дождались. Теперь вы нам скажете все те громкие и пустые слова, которые нам уже давно навязли в зубах.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Нет, Паша, это не пустые слова, и мне очень жаль, что вы не понимаете... (Голос ев дрожит, но она пересиливает себя.) Ну, вот что, дорогие ученики, забирайте свои подарки и уходите. Самое большее, что я могу для вас сделать, это не сообщать никому в школе о вашем поведении. До свидания.
Пауза.
ВОЛОДЯ (непонятно, шутит он или говорит серьезно). Елена Сергеевна, вы одна в квартире. Это уже несколько облегчает задачу. Можно говорить по душам, без свидетелей, хоть всю ночь.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. На это можете не рассчитывать.
ВОЛОДЯ. Почему? Гостей, как я понимаю, не предвидится. А дома мы тоже предупредили, что, возможно, не придем ночевать.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Останетесь меня сторожить?
ВОЛОДЯ. Нет. Мы не теряем надежды разойтись полюбовно.
Пауза.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Послушайте, неужели вы не боитесь; что я завтра же все расскажу в школе?
ВОЛОДЯ. Вы не расскажете.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Почему?
ВОЛОДЯ. Потому что вы дадите нам работы.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. А если нет?
ВОЛОДЯ. Мы вас убедим.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Вы уверены?
ВОЛОДЯ. Или вынудим.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА (едва сдерживая гнев). Сейчас же убирайтесь вон!
ВОЛОДЯ (серьезно). Елена Сергеевна, мы никуда не уйдем.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Ну что ж, в таком случае, уйду я.
ПАША. Извините, Елена Сергеевна, но мы вас не выпустим.
Елена Сергеевна бросается к дверям, но Паша загораживает ей дорогу, закрывает дверь и показывает всем ключ..
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. А знаете, мне казалось, что такое возможно только в фильмах ужасов... Не дай Бог испытать на себе подлость людей, которых минуту назад считал своими друзьями. (Пауза.) Я советую вам подумать и уйти самим. Пока не поздно!
Уходит на кухню и закрывает за собой дверь. Ребята в некоторой растерянности. Володя что-то сосредоточенно обдумывает. Ляля начинает одеваться.
ВИТЯ. Ты куда, Лялька?
ЛЯЛЯ. Домой. К маме.
ВИТЯ. Ты что, уходишь? А как же мы?
ЛЯЛЯ. Не знаю. (Насмешливо.) Я думала, твой шеф умнее.
ВИТЯ. Да погоди ты!.. Володь!
ЛЯЛЯ. Чего годить? Вам я тоже не советую оставаться. Извинитесь, скажите, мол, осознали, просим прощения, и валите отсюда.
ВИТЯ. Значит, мне теперь два балла получать, да?
ЛЯЛЯ. Лучше два балла, чем два года. (Паше.) Пошли!
ПАША. Может, действительно, не стоит?.. Иногда бывает разумнее отступить...
ВОЛОДЯ (тихо). Убирайтесь к чертовой матери. Все!
ВИТЯ. Да ты что, Володь? Да нет, братцы, уходить нельзя. Что же это? Да она завтра озвереет! Она нам такого понаставит! Вон она в конце как зыркнула! Володя, скажи им!
ЛЯЛЯ (Володе). Слушай, а ты не боишься... пролететь?
ВОЛОДЯ (не глядя на Лялю). Заруби себе, девочка, на носу - если я за что-то берусь, я довожу это дело до конца. Чего бы мне это ни стоило. Понятно?
Дверь неожиданно открылась. Голос Елены Сергеевны: "Ляля, можно вас на минуту?" Ребята молча переглянулись. Пауза. Ляля медлит.
ВИТЯ. Ну, Лялька, давай!
ПАША. Ты с ней, главное, по-женски. Нажимай на всякие там женские дела.
ВОЛОДЯ. Не дави на нее. Она умница. Она разберется. (Легонько подталкивает Лялю.) Ну?..
Ляля поглядела на ребят, улыбнулась и независимо пошла на кухню.
СВЕТ на кухне
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Почему вы не уходите? Я же дала вам возможность уйти! Вы понимаете, что вам грозит? Я надеялась, что хотя бы вы... Вы же девочка!
ЛЯЛЯ. Я не девочка.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Ну, это не важно. Поймите, будет скандал. Если вы сейчас же, сейчас же не уйдете отсюда, будет страшный скандал. Вы вообще не получите никакого аттестата. Ваше поведение подсудно.
ЛЯЛЯ. Вы переоцениваете свои силы.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. То есть как - переоцениваю?.. Вас посадят! Девочка, понимаете ли вы это, что вас посадят!
ЛЯЛЯ. За что?
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Как за что? Я просто перестаю что-либо понимать. Что происходит? Почему вы ничего не боитесь?
ЛЯЛЯ. Не знаю...
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Но ведь... не боитесь?
ЛЯЛЯ. Вас - нет. Я хочу вам дать дружеский совет. Зря вы упрямитесь, честное слово. Дали бы им экзаменационные работы. Давно бы уже все сделали - и обратно. Никакой волокиты. И спали бы себе спокойно.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Ляля, да вы что, серьезно? Это же подло, что вы говорите! Подло!
ЛЯЛЯ. А жизнь вообще подлая штука, Елена Сергеевна, вы не находите? (Пауза.) Скажите, вам часто приходится ездить в городском транспорте? Ну, разумеется, ведь у нас с вами нет собственного автомобиля. И вы, конечно, видите лица наших женщин, лица, на которые словно повешен ржавый железный замок. Лица тяжелые, как мешки с провизией, которые они тащат в руках. Хуже всего они выглядят по утрам, когда везут с собой маленьких детей в ясли... Я видела и других женщин. Они выходили из разноцветных автомобилей и шествовали мимо потеющих от напряжения полицейских к столичному кинотеатру, где показывали очередной фестивальный киношедевр, недоступный простым смертным. О, эти лица, сверкающие и чистые, как подарок в целлофане!..
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Ну и что?
ЛЯЛЯ. Все.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Понимаю. Вы хотите сладкой жизни.
ЛЯЛЯ. А почему бы и нет? Если кому-то можно, то почему не мне? Кажется, внешние данные позволяют.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Господи, да разве в этом счастье?
ЛЯЛЯ. Счастье, разумеется, в труде на благо. Впрочем, мы так привыкли к убогому существованию, что уже почти перестали его замечать. Моя мать, например,- она у меня библиотекарь,- она так и говорит: "Потребности надо сокращать".
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. По вашему виду этого не скажешь.
ЛЯЛЯ. А она у меня только свои потребности сокращает. Что же касается меня, тут моя мать проявляет гибкость и понимание. Когда мне нужно одеться, она устраивается по совместительству уборщицей. Одежда в наше время, Елена Сергеевна,- это пропуск в лучшую жизнь.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. И вам не стыдно паразитировать?
ЛЯЛЯ. Если кто-то везет, отчего же не ехать?.. Елена Сергеевна, давайте как женщина с женщиной. Вы посмотрите, как вы одеты?..
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА (растерялась). Как?..
ЛЯЛЯ. Над вами же все в школе смеются.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Неправда.
ЛЯЛЯ. Вы интересная женщина, а ходите Бог знает в чем. Ну, кто это сейчас носит? А прическа? Вы давно были в парикмахерской? А ваша дешевенькая помада!.. Ваши духи за пятьдесят крон!..
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Довольно! У меня больная мать. Когда человек долго болеет, это требует денег.
ЛЯЛЯ. Не понимаю, как можно так плевать на себя? Как вы живете? Без ласки, без внимания, безо всех этих маленьких удовольствий, которые так скрашивают жизнь, без радости, без любви! Вы же не женщина, Елена Сергеевна! И после этого вы смеете нас осуждать только за то, что мы хотим жить по-человечески?
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. По-человечески?
ЛЯЛЯ. Знаете, сейчас все хотят отхватить кусок пожирнее от общего пирога!
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА (с усилием). Неправда. Не все. Ну, хорошо. Скажите, пожалуйста, для вас что-нибудь значат слова: честь, совесть, сострадание?
ЛЯЛЯ. Спросите еще о милосердии, о достоинстве, сейчас это модно. Хотите знать, Елена Сергеевна, в чем между нами разница? Вы всю жизнь боролись, чтобы элементарно выжить, а мы будем бороться за то, чтобы хорошо жить. Да, я расчетлива. Я вынуждена рассчитывать каждый свой шаг, чтобы не повторить судьбу собственной матери. Я даже девственность свою не теряю из расчета. В надежде выгодно ее продать. Тому, кто подороже заплатит!
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Но вы же... любите Пашу.
ЛЯЛЯ. Но не до такой же степени, чтобы не предпочесть ему более перспективного человека.
Мальчики прыснули за дверью. Паша густо покраснел, бросился на кухню к Ляле, ударил ее по щеке.
ПАША. Дрянь!
ЛЯЛЯ. Да я теперь не только замуж, я за одну парту с тобой не сяду!
ПАША. Ты же мне говорила...
ЛЯЛЯ. Говорила, ну и что?
ПАША. Ты говорила...
ЛЯЛЯ. Что выйду за тебя замуж. Но при условии. Разве ты забыл?
ПАША. Я не забыл.
ЛЯЛЯ. Так чего ж ты дергаешься? Старайся. Мы ведь кузнецы своего счастья, не правда ли, Елена Сергеевна?
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Можно узнать, что за условие вы поставили Паше?
ЛЯЛЯ. При условии не жить в нищете.
ПАША. Ты же знаешь, ты же знаешь, что мы не будем.
ЛЯЛЯ. Я знаю только одно: чтобы хорошо жить в наше время, надо стать подлецом. А я не уверена, что когда ты им станешь, я все еще смогу тебя любить.
ПАША. А сейчас любишь? Сейчас? Я еще не стал подлецом! Мне нужно знать, любишь ты меня сейчас? Ну!
ЛЯЛЯ (кричит). Да, да, да! Как же мне тебя не любить, когда ты такой влюбленный, такой послушный, такой благополучный, с такой квартирой?! Я же девушка бедная, без корней, без связей, да я просто обязана тебя любить! Жить без тебя не могу!
ПАША. Замолчи!
ЛЯЛЯ. Ненавижу! Ненавижу!
Ляля убегает в комнату
СВЕТ в комнате
ВОЛОДЯ Ну, теперь их понесет... не в ту степь. Ну-ка, Витек, хлебни еще раз для храбрости - и на медведя, пошел!
ВИТЯ (отпивает из бутылки). Это я могу. Пожалуйста.
Влетает на кухню. В руках открытая бутылка двухлитрового пива, наполовину пустая. Он слегка пьян.
ВИТЯ. Ой, ребята, не могу! Не могу я так больше, ребята!.. Елена Сергеевна, где у вас тут стаканчики? (Шарит в буфете.) Уж как я эти семейные драмы не выношу, сил моих больше нет! Ну, кто со мной?
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА (вырывает бутылку). Не смей! Не позволю! В моем доме! Выбрасывает пиво в урну
ВИТЯ. Ой, ой, что вы делаете? Ой, Елена Сергеевна, у меня ж нервы! Я человек благонамеренный, но когда это... насилие над личностью, могу... Я вообще-то эпилептик, припадки у меня, как у Федор Михалыча, Паша, да? Продемонстрировать? Во, во, глядите! (Неожиданно падает на пол и бьется в судорогах.) Больной я, видали? Припадочный. Можно сказать, инвалид. Меня, может, вообще травмировать опасно. Я, можно сказать, после каждой двойки так.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА (медленно). Я не знала, что вы пьете... Это ужасно.
ВИТЯ (сидя на полу) Нет, вы поглядите, я пью! Да я вообще эту гадость терпеть не могу, хоть бы ее и вовсе на свете не было! Это у меня батя... Запои у него иногда. У него когда это... запой начинается, заслушаешься. ... Я, говорит, Витька, сволочь. Ага, прямо так и шпарит всю правду-матку. Я, говорит, продал свою душу, я, говорит, все идеалы свои святые продал и пропил. А ты не смей! Это он мне. С того света, говорит, достану, так и знай. Какие, говорю, бать, сейчас идеалы, что ты народ смешишь, какие? Ну хоть один назови, говорю, назови. Трясется весь. Сволочь, говорит, народ стал. Буржуй и быдло. По всем приметам, говорит, скоро конец света. Ага, потому что вырождение и вымирание постепенное людей и природы. В общем, скоро весь мир превратится в одну большую вонючую свалку, и только мухи, мухи… О! Муха. Вот я ее счас, гадину, поймаю! (Гонится за мухой, падает)
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Господи, да ты совсем пьян!
ПАША. Ну, я-то ведь не пьян, Елена Сергеевна, не правда ли? Но тоже ничего хорошего сообщить о своих родителях не могу. Вы думаете, сыну Пуусеппа, руководителя фирмы, в которой работает мой отец, пришлось бы вот так идти, вытягивать отметку, вымаливать, унижаться. Да ему уже с рождения заготовлено место в университете! И это только потому, что его отец бизнесмен. Так почему я должен уступать место каждому проходимцу? Это же мое место! Мое! И если будет нужно, я буду за него драться зубами. Потому что иначе не проживешь.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Прекратите! Сейчас же прекратите это издевательство! Завтра же! Всех в школу! На педсовет! Боже мой, ни одного слова правды! Лицемеры! Кого мы растим?
ПАША. Форму вопроса нужно несколько изменить: лицемеры, кого вы вырастили?
ВОЛОДЯ (заглядывает на кухню, весело). Что за шум, а драки нет? Елена Сергеевна, вы так всех соседей распугаете. Я там сижу, все альбомы пересмотрел. У вас потрясающий Шагал. Елена Сергеевна, вы знаете, который час?
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Я не отдам вам контрольные, Володя. Не отдам.
ВОЛОДЯ (зевает). Извините, очень спать хочется. Ох ты, Господи, скука-то какая! Плохо работаете, господа. Без вдохновения. Я бы даже сказал, бездарно. Застряли на одном месте. (Пауза.) Елена Сергеевна, вы не возражаете, если мы вас немножечко обыщем?
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Как... обыщете?
ВОЛОДЯ. Как при аресте.
ТРЕК 4 Фонограмма – жесткая музыка
Молодые люди подбрасывают вверх пачки бумаг.
СВЕТ мигание красного света. Затем резко выключается и на музыке Ало Маттиисена медленно набирается полный свет
Ляля спит на диване, Витя- за диваном. Паша сидит на диване и смотрит на Лялю.
На переднем плане Елена Сергеевна и Володя.
ТРЕК 5 Фонограмма – музыка Ало Маттиисена
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Возможно, я не совсем понимаю... Скажите, Володя, вам-то зачем это нужно?
ВОЛОДЯ. Знаете ли, из спорта. Да, да, из чисто спортивного интереса. Я на вас загадал.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Как загадал?
ВОЛОДЯ. Ну, если мне удастся получить у вас контрольные, у меня все будет хорошо.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Что - все?
ВОЛОДЯ. Карьера. Жизнь. Любовь.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Разве вы сомневаетесь в благополучии своей биографии?
ВОЛОДЯ. Нисколько. Но для того, чтобы действительно стать крупной фигурой, необходимо что-то и самому из себя представлять. Поддержка - вещь прекрасная, и на первых порах необходимая, но дальше все зависит от твоих собственных способностей и воли. Получить у вас контрольные для меня задача еще и профессиональная. Как будущий дипломат я должен уметь добиваться своих целей.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Любыми средствами?
ВОЛОДЯ. Разумеется. Мораль - категория человеческая, а потому - относительная. Я же должен исходить из интересов политических, мне судья не мораль, но выгода. Когда речь идет, например, о Петре Первом, никому и в голову не придет говорить о морали.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Петр Первый, Наполеон... Сильная личность, которой все дозволено. Как это все старо!
ВОЛОДЯ. И столь же истинно.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Значит, для вас эта ситуация - игра?
ВОЛОДЯ. Эксперимент.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. На живых людях?
ВОЛОДЯ. Кролики не всегда годятся.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Вы последовательны в своем цинизме.
ВОЛОДЯ. Так же, как вы в приверженности к морали.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. А знаете, у вас все равно ничего не выйдет.
ВОЛОДЯ. Да ну? Почему?
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Потому что я не дам вам контрольные работы.
ВОЛОДЯ. Дадите, Елена Сергеевна, еще как дадите.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Нет, Володя, на этот раз вы просчитались. Не дам.
ВОЛОДЯ. Я гораздо сильнее вас, Елена Сергеевна, как личность. Я вас подавлю.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Я тоже не из слабых, Володя.
ВОЛОДЯ. Возможно. Но вы действуете бесхитростно и прямолинейно. Я же проявляю гибкость ума и разнообразие приемов. (Улыбаясь.) Я большой интриган, Елена Сергеевна. Я сумею вас победить коварством, как Яго.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Признаться, вы меня удивляете, Володя. Вы же умный, практичный человек, почему вы ведете себя так глупо? Вы же должны понимать, что завтра станет все известно в школе, и какие бы у вас ни были связи, вы не только не поступите в свой МГИМО, но, как это ни печально, можете оказаться в заключении.
ВОЛОДЯ. Дорогая Елена Сергеевна, вы меня плохо знаете. Я романтик. Карьера - это, конечно, замечательно. Но бывают мгновения, когда я готов пренебречь всем ради...
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Ради чего?
ВОЛОДЯ. Ради власти. Ради способности владеть ситуацией, чувствовать, как трепещут в твоих руках чужие судьбы. О, вы не знаете этого наслаждения - ощущать себя всемогущим!
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Да, действительно, мне это трудно понять. Мы, люди другого поколения. У нас, знаете ли, были идеалы, стремления. Мы думали не о себе, но о смысле жизни, истории, о будущем.
ВОЛОДЯ. Ну и что же вы сделали такого замечательного, люди другого поколения? Где вы? Ау! Не видно, не слышно. Одни приспособились и стали отлично преуспевать. Другие растворились в небытии. Нету их! Нету! Уехали, голубчики, за моря-океаны. Третьи так и тянут свою жалкую житейскую лямку. Так? Или не так?
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА (спокойно). Многие остались просто людьми, честными, порядочными, добрыми. Это не так мало. Пусть они на первый взгляд незаметны, но именно они несут в себе тот необходимый элемент добра, без которой скудеет нация. Количество порядочных людей улучшает породу.
ПАША. Порядочных людей надо посыпать дустом. Чтоб не плодились.
ВОЛОДЯ (улыбается). Все это лирика, Елена Сергеевна, хотя и весьма почтенная. Время, извините, сейчас другое.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Какое?
ПАША. Как это какое? Газеты надо читать.
ВОЛОДЯ. Время другое. Более жесткое, энергичное, деловое. Оно требует таких же качеств от новых людей. Если сказать прямо - мы хотим делать дело и иметь за это деньги. Баш на баш.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Баш на баш... И это ваше жизненное кредо?
ВОЛОДЯ. Вы заметили, что ваше поколение считает деловых, хватких людей чем-то недостойным, почти неприличным. Мы же уверены, что выжить может только наше поколение – поколение новых деловых людей.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА (рассмеялась). Господи, Володя, так значит,
вы – наше будущее?
ПАША. Кроме, разумеется, Виктора.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Вот как? Разве он - другой?
ВОЛОДЯ. В каждом обществе есть свои отбросы.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Отбросы?
ПАША. Наследственный алкоголизм. По существу, он уже конченый человек.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА (тихо). Это неправда. Он хороший мальчик. Способный мальчик. Я видела его рисунки на конкурсе в пятом классе. (Ребята хохочут.) Никакие вы не новые люди. Вы холодные, злые, бессердечные эгоисты! И не смотрите на меня так. Я вас не боюсь!
Из-за дивана почти выползает Витя.
ВИТЯ. Елена Сергеевна, извините. Я вас люблю, Елена Сергеевна... Вы моя любимая учительница... с детства. У вас такие чудные глаза... как два озера... в них можно ловить... рыбу...
ВОЛОДЯ (хохочет). Браво! Наш Витюша - Ромео!
ВИТЯ. Елена Сергеевна, дайте мне руку... Ох, как худо... я вас с пятого класса... руку мне дайте...Братцы, братцы, где у них тут это... Худо мне, братцы...
Шатаясь, идет на кухню. Пьет воду. Садится за стол и засыпает.
ПАША. А знаете, господа, что меня больше всего поражает в этой истории? То, что Елена Сергеевна пожалела худшего из нас. Попросту говоря, алкаша. Это же феномен, когда мы готовы посочувствовать любому забулдыге, распоследнему пьянице и уголовнику, но только не своему брату интеллигенту. (Пауза.) За что вы Витюшу пожалели, Елена Сергеевна? Чем он заслужил? За что ему честь такая?
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА (глухо). Он жертва. Вы его развратили и использовали, это умение у вас уже есть.
ПАША. Какая же он жертва? У него что, своей головы на плечах нет? Да мы его и брать-то с собой не хотели. Сам навязался. Стащил у предков бокалы. Возьмите, говорит, меня в долю. Спасибо, Лялька его отстояла, она добрая, вроде вас. Ничего не решил, говорит, два поставят, жалко. Неужели только ничтожество заслуживает вашего снисхождения и сочувствия? Вы бы лучше меня пожалели, Елена Сергеевна. Я как-никак подаю надежды, можно сказать. Смотрите, как бы локти потом не пришлось кусать, когда в вас начнут пальцами тыкать. История не прощает своих палачей.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Что вы сказали?
ПАША. Я сказал, что история помнит всех своих палачей и каждого назовет поименно.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Вы, молодой человек... подлец! Негодяй!
ПАША. Б-благодарите Б-Бога, что вы женщина, а то...
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Что? Ударили бы? Так бейте! Бейте! Неужели вас хоть что-то может остановить?!
ПАША. Я мужчина, я руку на женщин не подымаю.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Лжете. Лжете. Еще как поднимите! Разве есть грань, которую бы вы не переступили?
ВОЛОДЯ. Как же, Елена Сергеевна, а заповеди? Не такие уж мы чудовища, как вы говорите. Не убий, не укради, не прелюбодействуй...
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Ах, не убий... Уж конечно, с топором, как Раскольников, не пойдете. Где вам! Души не хватит. А ложью, а предательством - глазом не моргнув!
ВОЛОДЯ. А знаете, вам очень идет.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА (не поняла). Что?
ВОЛОДЯ. Гнев вам очень идет. Глаза горят, лицо пылает. Вы никогда не пробовали играть в самодеятельности? Вас бы взяли, темперамент у вас подходящий, я бы даже сказал - трагический.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Послушайте, а может быть, вы сейчас все такие... не люди?.. Знаете, даже у богов есть своя ахиллесова пята, вы же практически неуязвимы. Как же вам будет удобно жить... Круглые люди, у которых никогда не болит душа. Или ее нет?
ПАША. Это у нас нет души? У нас, да?
ВОЛОДЯ. Да успокойся ты. Не мечи бисер, нас же все равно не поймут. Ты же видишь, это машина, автомат, робот!
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Замолчите! Замолчите! Я не желаю вас слушать! (Зажимает ладонями уши, бормочет: "Пока свободою горим...")
ВОЛОДЯ (кричит в ухо Е.С.). Дайте нам контрольные, Елена Сергеевна, и ложитесь спокойно спать. Вы устали, вон - синяки под глазами. Посмотрите, уже третий час. А завтра рано вставать, проверять контрольные. Ну, будьте умницей. Надо спешить делать людям добро, пока бьется сердце и есть возможности. (Обволакивающим голосом.) Не спешите кинуть камень в своего ближнего, ибо кто из нас без греха? Это ведь тоже сказал учитель.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА (неожиданно кричит). Встать!.. когда разговариваешь с учителем!
ТРЕК 6 Фонограмма – жесткая музыка
(Володя невольно приподнимается.) Щенки! Они будут учить меня жизни! Будто я невинный младенец или слепой котенок, которого надо тыкать носом в дерьмо... Истеричные барышни, зажимающие носы душистым платком! Визжащие при виде ножа поросята! Неужели я меньше вашего видела зла, лицемерия, подлости, фальши? Чем вздумали меня удивить! Что видят ваши зашоренные глаза, кроме разноцветных автомобилей, золотых побрякушек и ослепительного барахла, от которых у вас кружится голова и текут розовые слюни? Плевать я хотела на все это! Новаторы! Уже научились оправдывать свою подлость несовершенством мира! Ты, цитирующий Евангелие, а это помнишь: не хлебом единым жив человек?! Племя маленьких паразитов, уже приспособившихся потихоньку сосать кровь! Стадо баранов, жмущихся к кормушке! Ваши желания элементарны, как у питекантропа,- послаще жратвы да потеплее шкуру. Моральные ублюдки! Убирайтесь вон, пока я не подпалила вам хвосты! От вас смердит!
ВОЛОДЯ (поражен). Елена Сергеевна...
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Молчать! Я слушала вас довольно! Неужели ты думал всерьез загнать меня в угол? Ты льстишь себе, крохотный Наполеончик, обыватель, мнящий себя гением зла! Я в разных одеждах видела подлецов! Какие вы подлецы? Вы мещане. До скуки, до одури, до оскомины, с головы до ног - мещане. Ваш бог - копейка. Я плюю в ваши копеечные души! Вон из моего дома! Или я буду кричать, пока не лопнут барабанные перепонки, а когда разорвется горло, я разобью стекла, я пущу газ, я подожгу дом! Утрите сопли, прежде чем вступать в бой с женщиной, годящейся вам в матери! Вон! (Расшвыривает их вещи.)
ВОЛОДЯ. Елена Сергеевна! Выслушайте!
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Что вы можете еще сделать? Убить меня? Убейте! Я и тогда скажу, что подлость - это только подлость, а грязь - это только грязь и убийство - это только убийство.
ВОЛОДЯ. Только одно слово!
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. И ложь - это только ложь, и низость - это всегда только низость.
ВОЛОДЯ (кричит). Вы победили, Елена Сергеевна! Вы победили! (Пауза.) Эксперимент закончился полной вашей победой. Поздравляю. Я надеюсь, Паша, что ситуация исчерпана, и тебе больше не потребуется никаких доказательств. Мы сейчас вас покинем, и простите нас ради Бога. Я рад, что не ошибся в вас.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Как... не ошибся?
ВОЛОДЯ. Игра зашла слишком далеко, и я даже не знаю, как вымолить у вас прощение за то волнение, которые мы вам причинили. Но, поверьте, этот жестокий эксперимент был нам крайне необходим. На вашем примере мы хотели вернуть веру в людей нашему товарищу. Долгое время он находился в отчаянном положении и в своем безверии дошел почти до самоубийства. И тогда мы, его друзья, решились на крайний шаг. Мы решили ему доказать, что жизнь вовсе не так черна и беспросветна, как ему казалось, что существует добро, правда, справедливость, существуют высокие идеалы, а главное, люди, для которых поступиться ими означает нравственную смерть. Простите нас, Елена Сергеевна, за ту невольную жестокость, с которой мы поступили с вами, играя в злодеев, но, может быть, вас утешит то, что вы спасли человека... молодого человека от петли. За это мы вам будем всю жизнь благодарны, Елена Сергеевна.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА (медленно). Я... вам... не верю.
ВОЛОДЯ (дрогнувшим голосом). Как... не верите? Паша, скажи ты!
ПАША (потрясенно). Да, действительно... я хотел... но теперь я понял... и я... больше не буду.
ВОЛОДЯ (тихо). Проси прощения у Елены Сергеевны.
ПАША. Я... я прошу прощения... прошу простить.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Это невозможно...
ВОЛОДЯ. Неужели вы нас не простите, Елена Сергеевна?
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Нет...
ВОЛОДЯ. Вы ставите меня в такое положение... ужасно... Мы поступили по-свински, согласен, но у нас была благородная цель. Спасти друга! Что же нам было делать, Елена Сергеевна, поймите! Я на коленях готов просить (опускается на колени), пока не простите. (Паше.) И ты становись.
Паша опускается на колени рядом с Володей.
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Встаньте. Что вы делаете? Встаньте...
ВОЛОДЯ. Елена Сергеевна, вы нас прощаете? Скажите - прощаете?.. Пока не простите!
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА (мучительно). Я... не знаю... Если это действительно так... Пустите! (Хочет отойти, но Володя удерживает ее.)
ВОЛОДЯ. Елена Сергеевна, позвольте нам постоять еще. Мы преклоняемся...
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Не надо. Встаньте...
ВОЛОДЯ. Но мы же заставили вас страдать. Это больно...
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Ничего... Встаньте...
ВОЛОДЯ. Вы святая. Веришь ли ты теперь, Паша, в подлинное существование идеалов и людей, высоко их несущих, как знамя?
ПАША. Верю.
ВОЛОДЯ. Молодец! Ты больше не сделаешь себе?.. (Обводит рукой вокруг шеи.)
ПАША. Не сделаю.
ВОЛОДЯ. Вот видите, Елена Сергеевна, вы совершили чудо! (Запевает.) "Давайте говорить, друг другом восхищаться, высокопарных слов не надо опасаться..." (Обняв друг друга за плечи, стоя на коленях, поют, раскачиваясь. Елена Сергеевна, всё еще сомневаясь в душе, подпевает.)
ЛЯЛЯ (вскакивает с дивана, кричит). Жулики! Комедианты! Паяцы! Меня тошнит!
ВОЛОДЯ. С добрым утром, проснулась. И голосок прорезался. Поди к Вите на кухню - поблюй!
ЛЯЛЯ! Ничтожество! Негодяй! Я тебя ненавижу! (Елене Сергеевне.) Как вам не стыдно позволять так над собой издеваться? Это просто уму непостижимо! Как вы терпите? Как вы смеете такое терпеть?! Неужели вы не видите, что над вами просто смеются? Издеваются! Как над дурочкой, извините. Да нас надо было давно в толчки, взашей. Не спорить, а коленом под зад! Чтоб неповадно!.. Господи, ни гордости, ни чувства собственного достоинства! Они же вас ногами топчут, а вы с ними песни поете, про комплименты!
СВЕТ в комнате и на кухне
С Лялей истерика. Елена Сергеевна выходит на кухню. Наливает воду в стакан.
ВОЛОДЯ. Вот и развязка. Браво, мамзель, браво! (Паше.) Друг мой, никогда не связывайся с женщинами.
ТРЕК 7 Фонограмма - музыка Ало Маттиисена
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА (входит со стаканом воды, Ляле). Выпейте воды. Успокойтесь.
ЛЯЛЯ. Вы им поверили, да? Сейчас поверили? А они нарочно. У него тактика бросаться на противника с разных сторон, сбивать с толку, запутывать... Я же предупреждала... Надо было им сразу отдать. Они же от смеха давились. Как же вы... Эх вы!.. Почему вы им верите? Почему вы сразу все прощаете? Почему вы всех жалеете? Нельзя никого жалеть! Никого! Никогда!
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА (спокойно). Который час?
ВОЛОДЯ. Четвертый, Елена Сергеевна. (Декламирует.) Медленный рассвет приходит в город, где царствует белая ночь, и багровые лучи восходящего солнца...
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Благодарю вас. (Ляле.) Извините, я сейчас прилягу.(садится на диван)
ЛЯЛЯ. Пожалуйста... Елена Сергеевна! Елена Сергеевна!
ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА. Т-сс! Молчите. Елены Сергеевны больше нет. Елена Сергеевна умерла. (медленно ложится на диван)
Пауза. Все в страхе смотрят на Елену Сергеевну.
СВЕТ медленно гаснет. В полной темноте звучит запись голоса Елены Сергеевны.
ТРЕК 8 Фонограмма - музыка Ало Маттиисена + голос Елены Сергеевны в записи. Послушайте, а может быть, вы сейчас все такие... не люди?.. Как же вам будет удобно жить... Круглые люди, у которых никогда не болит душа. Или ее нет?
СВЕТ медленно набирается красный свет.
ТРЕК 9 Фонограмма – песня группы «Многоточие» «Моя игра! Здесь каждый по себе и за себя»
Учительница лежит на диване с открытыми «стеклянными» глазами.
Ребята стоят на авансцене, руки за спиной, затем уходят один за другим, забирая одежду с вешалки.
СВЕТ гаснет
ТРЕК 10 Фонограмма – песня Ирины Богушевской «Терпкий вечер»

Сценарий Татьяны Кундозеровой 2006г.
г.Кохтла-Ярве Эстония

Комментариев нет:

Отправить комментарий