четверг, 11 ноября 2010 г.

НЕЖНЫЙ ВОЗРАСТ


«Нежный возраст или 5 пудов подростковой злости»
Инсценировка рассказа Андрея Геласимова
«НЕЖНЫЙ ВОЗРАСТ»
(дневник подростка)

Реквизит: шарики 7 штук, костюм клоуна, платье для девушки и шарфик, дневник
Оргвопросы: диск с музыкой, сценарии звукорежиссеру, светооператору, суфлеру, видеооператору, датопроектор, ноутбук, два фильма, синтезатор или пианино.
ТРЕК № 1 Фонограмма – песня Moon River Барбра Стрейзанд
Занавес открывается
СВЕТ приглушенный
Женя и Саша танцуют медленный вальс
ТРЕК № 2 Фонограмма – авторский реп
СВЕТ полный
Выходят парни, передают дневник из рук в руки
Максим: (читает) 14 марта. Сегодня проснулся оттого, что за стеной играли на фортепиано. Там живет старушка, которая дает уроки. Играли дерьмово, но мне понравилось. Решил научиться. Завтра начну.
Никита: (читает) А теннисом заниматься больше не буду. И плаванием заниматься не буду. Надоело. Все равно пацаны ходят только для того, чтобы за девчонками подглядывать. В женской душевой есть специальная дырка.
Максим: (читает) Ходил к старухе насчет фортепиано. Согласилась. Деньги, сказала – вперед.
Она раньше была директором музыкальной школы. Потом то ли выгнали, то ли сама ушла. Рок-н-ролл играть не умеет.
Тимур: (читает) В квартире воняет дерьмом.
Все: Посмотрим.
ТРЕК № 3 Фонограмма - рэп
Саша: 17 марта. Как меня все достали.
Миша: В школе одни дебилы. Что учителя, что однокласснички.
Виталик: Гидроцефалы.
Тимур: Фракийские племена.
Никита: Буйный расцвет дебилизма.
Андрей: Семенов еще…лезет со своей дружбой.
Максим: 18 марта. Отец не дает денег на музыкальную старуху. Говорит, что я ничего не довожу до конца.
Никита: Жмот несчастный. Говорит, что тренер по теннису стоил ему целое состояние. А, может, я будущий Рихтер? Старухе надо-то на гречневую крупу. Жмот. Но он говорит – дело принципа. Сначала надо разобраться в себе.
Все: Было бы в чем разбираться.
Тимур: А ты сам в себе разобрался? – хотел я его спросить. Но не спросил. Побоялся, наверное.
ТРЕК № 4 Фонограмма – звук разбитого стекла
Виталик: 19 марта. Опять не дали уснуть всю ночь. Ругались. Сначала у себя в спальне, потом в столовой. Мама кричала как сумасшедшая. Может, они думают, что я глухой?
Максим: 20 марта. Старуха дала какой-то древний черно-белый фильм. Сказала, что я должен посмотреть. Без денег учить отказывается.
Саша: В школе полный мрак.
Никита: «Да будет свет, - сказал монтер,
И яйца фосфором натер».
Андрей: Яйца, разумеется, были куриные. Тихо лежали в углу и светились во мраке системы просвещения.
Миша: Учителей надо разгонять палкой. Пусть работают на огородах. Достали.
Тимур: Интересно, сколько стоит хороший автомат? Мне бы в нашей школе он пригодился.
Саша: Дома тоже автомат бы не помешал. Опять орали всю ночь.
Все: (кричат) Они что, плохо слышат друг друга?
ТРЕК № 4 Фонограмма – звук разбитого стекла
Миша: 24 марта. Антон Стрельников сказал, что влюбился в новую училку по истории. Лучше бы он крысиного яду наелся. Такая же тупая как все.
Виталий: Переводишь автомат на стрельбу очередями и начинаешь их всех поливать.
Все: Привет вам от Папы Карло.
ТРЕК № 5 Фонограмма – автоматная очередь
СВЕТ мигание резкое
Никита подбирает дневник. Читает. Кладет на место.
Никита: 25 марта – вечер. Прикол. Снова приходил Семенов. Уговорил меня выйти во двор. Предложил закурить, но я отказался. Сказал, что теннисом занимаюсь. Он начал спрашивать где и когда. Я сказал, что ему денег не хватит. Тогда он уронил свою сигарету, а я взял и поднял.
Тимур: Он подошел очень близко и поцеловал меня в щеку. Я не знал, что мне делать. Постоял, а потом треснул его по морде. Я сказал, что я его убью. У меня есть автомат. Не знаю, почему так сказал. Просто сказал и все. Достал он меня. Тогда он сказал, чтобы я не пересаживался от него в школе. Сидел с ним как раньше за одной партой. А он мне за это денег даст.
Виталий: Я спросил его – сколько, и он сказал пятьдесят. Я сказал – покажи. У него, правда, были пятьдесят баксов. Я их взял и снова треснул его по морде. У него пошла кровь, и он сказал, что я все равно теперь с ним сидеть буду. Я врезал ему еще раз.

Максим: 26 марта. Старуха взяла деньги Семенова и сказала, что ее зовут Октябрина Михайловна. Ну и имечко.
Саша: В квартире воняет кошачьим дерьмом. Как она это терпит?
Тимур: Спросила – посмотрел ли я ее фильм. А я даже не помню, куда засунул кассету. Не дай Бог, мама ее куда-нибудь зашвырнула.
Виталий: Она вчера много всего об стенку расколошматила. Может быть, ей купить автомат?
Андрей: 28 марта. Достали меня все. И этот дневник меня тоже достал.
ТРЕК № 6 Фонограмма – тяжелый рок, очень громко.
СВЕТ мигание
Андрей: (кричит) А не пойдешь ли ты в…. дневник? А?
Все смотрят в сторону брошенного дневника. Тимур поднимает и кладет на место.
Тимур: (сидя на авансцене, поглаживая дневник) 30 марта. Нашел кассету Октябрины Михайловны. Валялась под креслом у меня в комнате. Вроде бы целая. Неужели придется ее смотреть?
Никита: Сказал родителям, что меня выгоняют из школы. Они позабыли, что не разговаривают друг с другом почти неделю и тут же начали между собой орать.
Андрей: Потом, когда успокоились, папа спросил – за что. Я сказал – за гомосексуализм.
А он повернулся и врезал мне в ухо.
Все дергаются как от боли
Андрей: Изо всех сил. Наверное, на маму так разозлился. Она опять закричала, а я сказал – дураки, сегодня первое апреля, ха-ха-ха.
ТРЕК № 7 Фонограмма – кошачий ор
Саша: 2 апреля. Водил на улицу котов Октябрины Михайловны. Ей самой трудно. Они рвутся в разные стороны как сумасшедшие. Мяукают, кошек зовут.
Миша: Я-то думал – у них это только в марте бывает. Пять сумасшедших котов на поводочках – и я. Соседние парни во дворе ржали как лошади.
Все: Ухо еще болит.
Максим: Октябрина Михайловна опять спросила про фильм. Его, наверняка, снимали в эпоху немого кино. Все-таки придется смотреть. Жалко ее обманывать.
Саша: 3 апреля – почти ночь. Пацаны во дворе помогли мне поймать котов. Я запутался в поводках, упал, и они разбежались.
Андрей: Один залез на дерево.
Виталик: Двое сидели на гараже и орали.
Никита: Остальные носились по всему двору.
Тимур: Пацаны спросили меня – чьи это кошки, а потом помогли их поймать. Они сказали, что Октябрина Михайловна классная старуха. Она раньше давала им деньги, чтобы они не охотились на бродячих котов.
Андрей: А потом просто давала им деньги. На мороженое - вообще на всякую ерунду. Когда еще спускалась во двор. Но теперь давно уже не выходит.
Виталик: Пацаны спросили – как она там, и я ответил, что все нормально. Только в квартире немного воняет.
Миша: Вечером в комнату приходил отец. Сидел, молчал. Потом спросил про уроки. Они опять с мамой не разговаривают. Может, он хотел извиниться?
Все чешут ухо. Садятся на пол перед экраном.
ТРЕК № 8 Фонограмма – инструментальная музыка
На экране – отрывок из «Римских каникул»

Максим: 4 апреля.
4 человека: Вот это да!
4 человека: Просто нет слов!
Максим: Я кассету наконец посмотрел. Называется «Римские каникулы». Надо переписать себе обязательно.
Андрей: Октябрина Михайловна говорит, что актрису зовут Одри Хепберн. Она была знаменитой лет сорок назад. Я не понимаю – почему она вообще перестала быть знаменитой. Никогда не видел таких… даже не знаю как назвать… женщин? Нет, женщин таких не бывает. У нас в классе учатся женщины.
Миша: Одри Хепберн – красивое имя. Она совсем другая. Не такая, как у нас в классе.
Все: Я не понимаю в чем дело.
ТРЕК № 8 Фонограмма – инструментальная музыка (продолжение)
Снова смотрят на экран, где продолжается фильм
Максим: 6 апреля
Снова смотрел «Каникулы». Невероятно. Откуда она взялась? Таких не бывает.
ТРЕК № 8 Фонограмма – инструментальная музыка (продолжается)
Встают
Виталик: Отец приходил. Сказал, что я сам виноват в том, что случилось первого апреля. Не надо было так по-дурацки шутить.
Все: Да, конечно.
Максим: 7 апреля. Мама говорит, что я достал ее со своим черно-белым фильмом. Она не помнит Одри Хепберн.
Никита: «Ты что, думаешь, я такая старая?»,- сказала она мне.
Саша: Смотрел «Римские каникулы» в седьмой раз.
Тимур: Папа сказал, что он видел еще один фильм с Одри – «Завтрак у Тиффани». Потом посмотрел на меня и добавил, чтобы я не забивал себе голову ерундой.
Андрей: А я забиваю. Смотрю на нее. Иногда останавливаю пленку и просто смотрю.
Миша: Откуда она взялась? Почему за сорок лет больше таких не было?
Все: Одри.
ТРЕК № 9 Фонограмма – фоном инструменталка «Moon River»
Виталик: 9 апреля. Октябрина Михайловна показала мне песню «Moon River». Из фильма «Завтрак у Тиффани».
ТРЕК № 9 Фонограмма – фоном инструменталка «Moon River» (продолжение)
Садятся
Виталик: Кассеты, к сожалению, у нее нет. Когда пела – несколько раз останавливалась. Отворачивалась к окну. Я тоже туда смотрел. Ничего там такого не было, за окном. Потом сказала, что они ровесницы. Она и Одри.
Никита: Я чуть не свалился со стула. 1929 год. Лучше бы она этого не говорила. Еще сказала, что Одри Хепберн умерла в Швейцарии. В возрасте 63 лет. Какая-то ерунда. Ей не может быть шестьдесят три года. Никому не может быть столько лет.
Андрей: А Октябрина Михайловна сказала: «Значит мне тоже пора. Все кончилось. Больше ничего не будет».
Миша: Потом мы сидели молча, и я не знал, как оттуда уйти.
ТРЕК № 10 Фонограмма – инструментальная мелодия
Все сидят

Саша: 12 апреля. Я рассказал Октябрине Михайловне про Семенова. Не про то, конечно, откуда у меня взялись для нее деньги, а так – вообще. В принципе про Семенова. Она дала мне книжку Оскара Уайльда. Про какой-то портрет. Завтра почитаю.
Максим: Отец приходил сегодня ночью. Я уже спал. Вошел и включил свет. Потом сказал: «Не прикидывайся. Я знаю, что ты не спишь».
Тимур: Я посмотрел на часы – было двадцать минут четвертого. Еле глаза открыл. А он говорит: «Вот видишь». И я подумал – а что это интересно я должен «вот видеть»?
Никита: Он сел к моему компьютеру и стал пить свой виски. Прямо из горлышка. Минут десять, наверное, так сидели. Он у компьютера – я на своей кровати. Я даже подумал – может, штаны надеть.
Виталик: А он вдруг говорит – с кем я хочу остаться, если они с мамой будут жить по отдельности? Никита: Я говорю – ни с кем, я хочу спать.
Виталик: А он говорит – у тебя могла быть совсем другая мама. Ее должны были звать Наташа.
Никита: А я думаю – у меня маму зовут Лена.
Виталик: А он говорит – шлюха она.
Никита: А я ему говорю – мою маму зовут Лена.
Виталик: Он посмотрел на меня и говорит – а ты уроки приготовил на завтра?
ТРЕК № 10 Фонограмма – инструментальная мелодия
Миша: 15 апреля. В школе все по-прежнему.
Все: Полный отстой.
Миша: Антон Стрельников влюбился в другую училку. Алгебра на этот раз. Придурок. Про Одри Хепберн он даже не слышал. Хотел сперва дать ему фильм, но потом передумал. Пусть тащится от своих теток.
ТРЕК № 11 Фонограмма – тревожная музыка
Все напряженно смотрят в зал
Саша: 16 апреля. Семенов пришел в школу весь в синяках. Антон говорит, что Семенова папаша отделал. Примерно догадываюсь за что (голубоватым тоном).
Тимур: Но Антон сказал, что он его постоянно колотит. С детского сада еще. Они вместе в один детский садик ходили. Говорит, что папаша бил Семенова прямо при воспитателях. Даже милиция приезжала. Но он откупился. Раздал бабки ментам и утащил маленького Семенова за воротник в машину. В машине, говорит Антон, еще ему добавил.
Андрей: Семенов из машины визжал как поросенок. «Нам тогда было лет шесть. Мы стояли вокруг джипа и старались заглянуть внутрь. Окна-то высоко. Слышно только как он визжит, и посмотреть охота.
Максим: А воспитательницы все ушли. Семеновский папаша им тоже тогда денег дал. Да и холодно было. Почти Новый Год. Чего им на улице делать?
Молчат
Саша: 17 апреля. Дома больше никто не орет. Они вообще не разговаривают друг с другом. Даже через меня. Мама два раза не ночевала дома.
Миша: Папа смотрел телевизор, а потом пел. Закрывался в ванной комнате и пел какие-то странные песни. В два часа ночи. Интересно, что подумали соседи?
Андрей: Октябрина Михайловна говорит, что помнит, как мой папа появился в нашем доме. «Он был такой худой, веселый. И сразу видно, что из провинции». Октябрина Михайловна вспомнила как папа (только он тогда был еще не папа, а просто неизвестно кто) однажды пришел на день рождения к маме в костюме клоуна. Шел в нем прямо по улице, а потом показывал фокусы. В подъезде и во дворе. Все соседи вышли из своих квартир. Она говорит – было ужасно весело. Все смеялись и хлопали.
ТРЕК № 12 Фонограмма – инструментальная музыка Э.Артемьева «Цирк» (громко)
СВЕТ в зале!
В зале появляется клоун с шарами и свистульками. Раздает ребятам шарики.Клоун уходит. Взрывают шарики.
Никита: Октябрина Михайловна говорит, что у детей проблемы с родителями оттого, что дети не успевают застать своих родителей в нормальном возрасте. Пока те еще не стали такими, как сейчас. В этом заключается драма. Так говорит Октябрина Михайловна. А раньше они были нормальные.
Саша: 18 апреля. Дочитал книжку Оскара Уайльда. Называется «Портрет Дориана Грея». Круто. В общем, внешность Дориана не меняется с годами, он остается юным и прекрасным, зато старится его портрет. Классная вещь.
Виталик: Может, позвать Семенова на день рождения?
ТРЕК № 13 Фонограмма – Moon River R.E.M (голос)
Максим: Сегодня специально ходил по улицам и смотрел – сколько женщин походит на Одри Хепберн.
Все: Нисколько.
Тимур: 19 апреля. Вчера приснилось, что это меня затащил в машину отец. Бьет изо всех сил, а я не могу от него увернуться. Только голову закрываю. Руки маленькие – никак от него не закрыться. Он такой большой, а у меня пальто неудобное. С воротником. И руки в нем плохо поднимаются. Я уже забыл об этом пальто, а теперь вдруг во сне увидел. Бабушка подарила, когда мне было пять лет. А в окно машины заглядывает Антон Стрельников. Но почему-то большой. И целуется с учительницей алгебры.
Все: Потом приснилась Одри.
СВЕТ голубой
ТРЕК № 14 Фонограмма - “Moon River” Барбра Стрейзанд 1 мин 45 сек
Парни, закрыв глаза, покачиваются в такт музыки. Открывают глаза, Жени уже нет. Оглядываются.
Максим наигрывает мелодию одним пальцем. Все подходят к нему.
Максим: 20 апреля. Я умею играть “Moon River” на пианино.
Все: Одним пальцем.
Максим: (продолжая играть)Октябрина Михайловна смеется надо мной и говорит, что остальные девять мне не нужны. Со мной и так все ясно.
Андрей: Папа сказал, что костюм клоуна ему одолжил один приятель из циркового училища. Он говорит, что у него не было денег на нормальный подарок тогда. «Какие подарки? Вообще не было денег. Пришлось корчить из себя дурака. Чуть от стыда не умер. А ты откуда узнал?»
Миша: Я говорю – от Октябрины Михайловны.
Андрей: А он говорит – ты где для нее деньги нашел?
Миша: Я говорю – секрет фирмы.
ТРЕК № 15 Фонограмма – напряженная музыка
Саша: Мама опять не ночевала дома.
Виталик: 21 апреля. Семенов сказал, что знает настоящее имя Одри. А я ему говорю – я думал, что Одри – настоящее.
Тимур: А он говорит – ни фига. Ее звали Эдда Кэтлин ван-Хеемстра Хепберн-Рустон.
Виталик: Напиши. (Тимур пишет) А ты-то откуда знаешь?
Тимур: А я в детстве любил прикольные имена запоминать. Первого монгольского космонавта звали Жугдэрдемидийн Гуррагча.
Виталик: Врешь. А второго?
Тимур: А второго не было. Можешь проверить. А первого звали Гуррагча. Сам посмотри в Интернете. Там и про Одри Хепберн до фига всего есть.
Виталик: Например?
Тимур: Ну, она дочь голландской баронессы и английского банкира. Снималась в Голливуде в пятидесятых годах. А до этого – в Англии.
Виталик: А ты зачем про нее смотрел?
Тимур: (отворачивает лицо)
Виталик: Я ему снова говорю. И он тогда пальцем показывает на мою тетрадь. А там четыре раза на одной странице написано: «Одри Хепберн».
ТРЕК № 16 Фонограмма – проигрыш пианино R.E.M 1 мин 11 cек
Все собираются на авансцене
Максим: 24 апреля. Снова рассказал Октябрине Михайловне про Семенова. Она сказала – все дело в том, что мы все в итоге должны умереть. Это и есть самое главное. Мы умрем. А если это понял, то уже не важно – голубой твой друг или не голубой. Просто его становится жалко.
Никита: Да, жалко. Независимо от цвета. И себя жалко. И родителей. Вообще всех. А все остальное – не важно. Утрясется само собой. Главное, что пока живы.
Миша: Она говорит, а сама на меня смотрит, и потом спрашивает – ты понял? Я говорю – понял. Только Семенов мне как бы не друг. А она говорит – это тоже не важно. Вы оба умрете. Я думаю – спасибо, конечно. Но так-то она права.
Виталик: Она говорит – потрогай свою коленку. Я потрогал.
Все трогают коленку.
Виталик: Она говорит – что чувствуешь? Я говорю – коленка. Она говорит – там кость. У тебя внутри твой скелет. Настоящий скелет, понимаешь? Как в ваших дурацких фильмах. Как на кладбище. Он твой. Это твой личный скелет. Но когда-нибудь он обнажится. Никто не может этого изменить. Так вот. Надо жалеть друг друга, пока он внутри. Ты понимаешь?
Андрей: Я говорю – чего непонятного? Скелет внутри, значит все нормально. Она улыбается и говорит – молодец.
Тимур: А вообще, - сказала она,- умирать не страшно. Это как будто домой вернулся. Как в детстве. Ты в детстве любил куда-нибудь ездить? Я говорю – к бабушке. Она в деревне живет. Она говорит – ну вот, значит как к бабушке. Ты не бойся.
Саша: Я говорю – я не боюсь.
Миша: Она говорит – умирать не страшно.
Парни мурлыкают «Moon River», гуляя по сцене
Moon river, wider than a mile
I'm crossin' you in style some day
Old dream maker, you heartbreaker
Wherever you're goin', I'm goin' your way
Миша: 2 мая. Все получилось из-за Семенова. Семенов у меня на дне рожденья без конца рассказывал всякую чепуху про черных рэпперов и хип-хоп. А парни из двора слушали его с раскрытыми ртами. Папа мне даже потом сказал – он, что, из музыкальной тусовки? Я объяснил ему насчет Интернета. Но у парней нет дома Интернета.
Тимур: Они же не знали, что Семенов меня заранее спросил – кто будет на дне рожденья. Один из них мне потом на кухне сказал – классный парень. Он, что, типа, из Америки приехал? А я говорю – просто читает много. Интересуется.
Андрей: Короче, они ушли вместе и потом, видимо, где-то напились. Я не знаю, как у них там все получилось, но к утру джип семеновского папаши сгорел в гараже.
Тимур: Папаша бил Семенова ножкой от стула. Сломал ему несколько ребер и кисть левой руки. Наверное, Семенов этой рукой закрывался. Но от милиции откупил.
ТРЕК № 17 Фонограмма – тревожная
Все садятся

Максим: 11 мая. Приходила мама. Сказала – можно поговорить?
Никита: Я сказал – можно.
Андрей: Она говорит – ты какой-то странный в последнее время. У тебя все в порядке?
Никита: Я говорю – это я странный?
Миша: Она говорит – не хами. И смотрит на меня. Так, наверное, минут пять молчали. А потом говорит – я, может, уеду скоро.
Никита: Я говорю – а-а-а.
Тимур: Она говорит – может, завтра.
Никита: Я снова говорю – а-а-а.
Саша: Она говорит – я не могу тебя взять с собой, ты ведь понимаешь?
Никита: Я говорю – понятно.
Миша: А она говорит – чего ты заладил со своим «понятно»?
Никита: А я говорю – я не заладил, я только один раз сказал. Сказал, и сам смотрю на нее. А она на меня смотрит. Потом заплакала. Я говорю – а куда уезжаешь?
Виталий: Она говорит – в Швейцарию.
Никита: Я говорю – там Одри Хепберн жила.
Максим: Она говорит – это из твоего кино?
Никита: Я говорю – да. Она смотрит на меня и говорит – красивая.
Все: Я молчу. Я просто молчу.
Виталий: А она говорит – у тебя девочка есть?
Никита: Я говорю – а у тебя когда самолет?
Андрей: Она говорит – ну и ладно. Потом еще молчали минут пять. В конце она говорит – ты будешь обо мне помнить?
Никита: Я говорю – наверное. На память пока не жалуюсь. Тогда она встала и ушла. Больше уже не плакала.
СВЕТ гаснет
Все поднимаются и встают вплотную к друг другу. Максим поднимает дневник.
На экране – фото Одри Хепберн (от двенадцати до шестидесяти трех лет) до черного кадра
ТРЕК № 18 Фонограмма –“Moon River” Луи Армстронг
СВЕТ – луч «пушки» высвечивает ребят в центре
Максим: (читает)14 мая. Октябрина Михайловна умерла.
Миша: Вчера вечером.
Андрей: Больше не буду писать! (выбрасывает дневник)
Все: (кричат) Больше не буду писать.
Все выбегают из круга света.
Луч «пушки» гаснет
Через 20 сек ТРЕК № 19 Фонограмма –“Moon River” оркестр Джеймса Ласта
СВЕТ Через 8 секунд – красный задник.
Парни выходят медленно на сцену и встают в таком же порядке, как силуэты на афише спектакля.
СВЕТ – полный свет
Андрей: Помните слова Октябрины Михайловны? Надо жалеть друг друга, пока кость внутри.
ПОКЛОН
ТРЕК № 20 Фонограмма – реп

Сценарий Татьяны Кундозеровой 2006 г.
г.Кохтла-Ярве Эстония

Комментариев нет:

Отправить комментарий