четверг, 11 ноября 2010 г.

ЖИВЕМ ПО ЧЕХОВУ





Антон Чехов «Маска»
Действующие лица:
Ведущий – Виталий Екимцев
Пятигоров- местный миллионер- Сергей Карасев
Две дамочки- Евгения Мяделец, Мария Рыбина
Лакей- Георгий Волков
Читатель 1- Никита Куравкин
Читатель 2- Михаил Матяш
Жестяков –директор банка –Тимур Рассолов
Белебухин- Андрей Хирви
Старшина - Виталий Екимцев
Декорации: круглый столик, два стула, диван
Реквизит: 3 маски, два веера, четыре газеты, карнавальные костюмы, поднос с пузатой бутылью, вином и стаканами, ажурная скатерть
ТРЕК Фонограмма – вальс.
Танцуют две пары в масках
Ведущий: В общественном клубе с благотворительной целью давали бал-маскарад.
Было 12 часов ночи. Не танцующие интеллигенты без масок сидели в читальне за большим столом и, уткнув носы в газеты, читали, и по выражению местного корреспондента столичных газет, — «мыслили».
Входят четыре человека с газетами в руках и садятся на диван
ТРЕК Фонограмма – марш бухгалтеров
ТРЕК Фонограмма – кан-кан
Пятигоров с дамочками «канканирует». За ними входит лакей с подносом. На подносе - пузатая бутыль с ликером, бутылки три красного и несколько стаканов.
Пятигоров: Здесь, кажется, удобнее будет! Валяйте сюда!
В читальню заходят Пятигоров, две дамы в масках и костюмах и лакей с подносом.
Пятигоров: Сюда! Здесь и прохладнее будет. Ставь поднос на стол... Садитесь, мамзели! Же ву при а ля тримонтран!
Выпивает с дамами
Пятигоров: А вы, господа, подвиньтесь... нечего тут!
Втискивается между читателями на диван.
Пятигоров: Некогда тут с газетами да с политикой... Бросайте!
Читатель1: Я просил бы вас потише. Здесь читальня, а не буфет... Здесь не место пить.
Пятигоров: Почему не место? Нешто стол качается или потолок обвалиться может? Чудно́! Но... некогда разговаривать! Бросайте газеты... Почитали малость и будет с вас; и так уж умны очень, да и глаза попортишь, а главнее всего — я не желаю и всё тут.
Лакей встает в стороне. Дамы сами себе наливают вино и периодически впопад и невпопад хихикают.
Пятигоров: И как это есть такие умные люди, что для них газеты лучше этих напитков. А по моему мнению, вы, господа почтенные, любите газеты оттого, что вам выпить не на что. Так ли я говорю? Ха-ха!.. Читают! Ну, а о чем там написано? Господин в очках! Про какие факты вы читаете? Ха-ха! Ну, да брось! Будет тебе кочевряжиться! Выпей лучше!
Пятигоров вырывает газету из рук у господина в очках и бросает на пол.
Жестяков: Вы забываетесь, милостивый государь! Вы обращаете читальню в кабак, вы позволяете себе бесчинствовать, вырывать из рук газеты! Я не позволю! Вы не знаете, с кем имеете дело, милостивый государь! Я директор банка Жестяков!..
Пятигоров: А плевать мне, что ты — Жестяков! А газете твоей вот какая честь...
Выхватывает газету у Жестякова и рвет её в клочки.
Жестяков: Господа, что же это такое? Это странно, это... это даже сверхъестественно...
Пятигоров: Они рассердившись. Фу- ты, ну-ты, испугался! Даже поджилки трясутся. Вот что, господа почтенные! Шутки в сторону, разговаривать с вами мне не охотно... Потому, как я желаю остаться тут с мамзелями один и желаю себе тут удовольствие доставить, то прошу не прекословить и выйти...
Выпивает с дамочками
Пожалуйте! Господин Белебухин, выходи к свиньям собачьим! Что рыло наморщил? Говорю, выходи, стало быть, и выходи! Живо у меня, а то, гляди, не ровен час, как бы в шею не влетело!
Белебухин: То есть как же это? Я даже не понимаю... Какой-то нахал врывается сюда и... вдруг этакие вещи!
Пятигоров: Какое это такое слово нахал? Кому ты говоришь? Ты думаешь, как я в маске, так ты можешь мне разные слова говорить? Перец ты этакий! Выходи, коли говорю! Директор банка, проваливай подобру-поздорову! Все уходите, чтоб ни одной шельмы тут не оставалось! Айда, к свиньям собачьим!
Жестяков: А вот мы сейчас увидим! Я покажу вам! Эй, позови-ка сюда дежурного старшину!
Читатели: Позвать старшину!
ТРЕК Фонограмма – «Тореадор вступает в бой»
Входит старшина с голубой ленточкой на лацкане и маской, сдвинутой на голову.
Старшина: Прошу вас выйти! Здесь не место пить! Пожалуйте в буфет!
Пятигоров: Ты откуда это выскочил? Нешто я тебя звал?
Старшина: Прошу не тыкать, а извольте выйти!
Пятигоров: Вот что, милый человек: даю тебе минуту сроку... Потому, как старшина и главное лицо, то вот выведи этих артистов под ручки. Мамзелям моим не ндравится, ежели здесь есть кто посторонний... Они стесняются, а я за свои деньги желаю, чтобы они были в натуральном виде.
Подходит к девушкам и чуточку приподнимает им подолы.
Старшина: Прошу вас выйти отсюда!
Пятигоров: А ведь испугал! Ей-ей, испугал! Бывают же такие страсти, побей меня бог! Усы, как у кота, глаза вытаращил... Хе-хе-хе!
Старшина: Прошу не рассуждать! Выйди вон! Я прикажу тебя вывести!
Шум, все кричат одновременно.
Все: Безобразие! Кто он такой? Надо разобраться! Вон!
Старшина: Составим протокол!
Пятигоров наливает себе вино и выпивает.
Пятигоров: Пиши, пиши. Теперь что же со мной, с бедным, будет? Бедная моя головушка! За что же губите вы меня, сиротинушку? Ха-ха! Ну что ж? Готов протокол? Все расписались? Ну, теперь глядите!
Пятигоров снимает маску и хохочет.
Фонограмма – аккорд из 5 симфонии Бетховена
Все: Ах!
Белебухин: Пятигоров!
Читатель 2: Миллионер!
Читатель 1: Фабрикант!
Жестяков: Благодетель!
Дамочки: Да! Пятигоров! Да! Миллионер!
Пятигоров на последней фразе падает на пол.
Старшина: (подкрадываясь к лакею) Ты же ведь знал, что это Пятигоров! Отчего молчал?
Лакей: Не велели сказывать!
Старшина: Не велели сказывать... Как засажу я тебя, анафему, на месяц, так тогда будешь знать «не велели сказывать». Вон!!.. А вы-то хороши, господа, бунт подняли! Не могли выйти из читальни на десять минуток! Вот теперь и расхлебывайте кашу. Эх, господа, господа...
Старшина выходит, дамочки за ним.
ТРЕК Фонограмма – кан-кан
Читатель 1: Не играйте! Тсс!.. Егор Нилыч спит...
Белебухин: Не прикажете ли вас домой проводить, Егор Нилыч?
Пятигоров делает губами так, точно хочет сдуть со щеки муху.
Белебухин: Не прикажете ли вас домой проводить или сказать, чтоб экипажик подали?
Пятигоров: А? Ково? Ты... чево тебе?
Читатель 2: Проводить домой... Баиньки пора...
Пятигоров: До-домой желаю... Прроводи!
Белебухин поднимает Пятигорова. К нему подбегают другие читатели и осторожно ведут за кулисы.
ТРЕК Фонограмма - кан-кан
Старшина: Негодяй, подлый человек, но ведь — благодетель!.. Нельзя!..
ТРЕК Фонограмма – «Марш бухгалтеров»
Выходит Пятигоров, остальные за ним и кланяются, сильно прогибаясь в спине, перез зрителями и Пятигоровым.
Инсценировка Татьяны Кундозеровой, 2008 г.

АНТОН ЧЕХОВ «УШЛА»

Действующие лица:
Жена - Виктория Старовойтова
Муж – Георгий Волков
Декорации: диван, кресло, зеркало
Реквизит: веер, курительная трубка
ТРЕК Фонограмма – романс «Не уходи, побудь со мною»
Муж сидит на диване. Входит, что-то напевая, жена.
Муж: Расскажи что-нибудь...
Жена: Что же тебе рассказать? Мм... Ах, да! Ты слышал? Софи Окуркова вышла замуж за этого... как его...за фон Трамба! Вот скандал!
Муж: В чем же тут скандал?
Жена: Да ведь Трамб подлец! Это такой негодяй... такой бессовестный человек! Без всяких принципов! Урод нравственный! Был управляющим - нажился, теперь служит на железной дороге и ворует... Сестру ограбил... Негодяй и вор, одним словом. И за этакого человека выходить замуж?! Жить с ним?! Удивляюсь! Такая нравственная девушка и ... на тебе! Ни за что бы не вышла за такого субъекта! Будь он хоть миллионер! Будь красив, как не знаю что, я плюнула бы на него! И представить себе не могу мужа-подлеца! (Вскакивает и нервно прохаживается по комнате) Этот Трамб такая тварь! И тысячу раз глупы и пошлы те женщины, которые выходят за таких господ!
Муж: Та-ак... Ты, разумеется, не вышла бы... Н-да...Ну, а если бы ты сейчас узнала, что я тоже... негодяй? Что бы ты сделала?
Жена: Я? Бросила бы тебя! Не осталась бы с тобой ни на одну секунду! Я могу любить только честного человека! Узнай я, что ты натворил хоть сотую долю того, что сделал Трамб, я... мигом! Adieu тогда!
Муж: Тэк... Гм... Какая ты у меня... А я и не знал...Хе-хе-хе... Врет бабенка и не краснеет! (встает)
Жена: Я никогда не лгу! Попробуй-ка сделать подлость, тогда и увидишь!
Муж: К чему мне пробовать? Сама знаешь... Я еще почище твоего фон Трамба буду... Трамб - комашка сравнительно. Ты делаешь большие глаза? Это странно...(Пауза) Сколько я получаю жалованья?
Жена: Три тысячи в год.
Муж: А сколько стоит колье, которое я купил тебе неделю тому назад? Две тысячи... Не так ли? Да вчерашнее платье пятьсот... Дача две тысячи... Хе-хе-хе. Вчера твой папа выклянчил у меня тысячу...
Жена: Но, Пьер, побочные доходы ведь...
Муж: Лошади... Частный доктор... Счета от модисток. Третьего дня ты проиграла в стуколку сто рублей...(подает ей счета, пауза) Теперь ты видишь, матушка, что твой фон
Трамб - ерунда, карманный воришка сравнительно со мной... Adieu! Иди и впредь не осуждай! (в зал) И вы думаете, она ушла от меня?
Жена: Да, ушла!... в другую комнату…
ТРЕК Фонограмма – романс «Не уходи, побудь со мною» в ускоренном темпе

Антон Чехов «Мальчики»
Действующие лица и исполнители:
Володя – гимназист 2 класса - Алексей Шаронов,
Отец – Михаил Подлобошников
Мать - Евгения Копильченко,
Три сестры Катя и Соня - Вероника Ямбаева, Яна Саареке,
Чечевицын – друг Володи- Константин Маштаков,
Служанка Наталья –Ксения Олыкайнен
Декорации: обеденный стол, стулья, ёлка
Реквизит: ажурная скатерть, самовар, две чашки, елочные игрушки, ножницы, цветная бумага, зведа на елку, карта Америки, рюкзак, пистолет, сухари, 4 рубля, два ножа, увеличительное стекло, пять фонариков
Ведущий: В то время, о котором мы вам расскажем, все зачитывались рассказами Фенимора Купера и Майн Рида об американских индейцах. Под влиянием книг и произошла эта история.
ТРЕК Фонограмма – спокойная мелодия
Служанка выносит самовар и чашки, затем идет к кулисам и кричит
Служанка Наталья: Володичка приехали! Ах, боже мой!
Входят Володя и Чечевицын. Все бегают, суетятся, кричат «Володя приехал!», обнимаются.
Отец: А мы тебя еще вчера ждали! Хорошо доехал? Благополучно? Господи боже мой, да дайте же ему с отцом поздороваться! Что я не отец, что ли?
Пожимает руку сыну, обнимает. Вокруг радостная суета.
Мать: (шепотом) Володичка, а это же кто?
Володя: Ах! Это, честь имею представить, мой товарищ Чечевицын, ученик второго класса гимназии... Я привез его с собой погостить у нас.
Отец: Очень приятно, милости просим! Извините, я по-домашнему, без сюртука... Пожалуйте! Наталья, помоги господину Черепицыну раздеться!
ТРЕК Фонограмма – инструментальная музыка
Все садятся за стол, Володя и Чечевицын пьют чай, остальные вырезают рождественские игрушки.
Отец: Ну, вот скоро и Рождество! А давно ли было лето и мать плакала, тебя провожаючи? Ан ты и приехал... Время, брат, идет быстро! Ахнуть не успеешь, как старость придет. Господин Чибисов, кушайте, прошу вас, не стесняйтесь! У нас попросту.
Три сестры Катя, Соня и Маша, не отрывая глаз, смотрят на Чечевицына. Иногда хихикают.
Володя: А в Калифорнии вместо чаю пьют джин.
Неловкая сцена
Мать: Кто взял мои ножницы? Опять ты, Иван Николаич, взял мои ножницы?
Отец: Господи боже мой, даже ножниц не дают!
ТРЕК Фонограмма – инструментальная музыка
Мальчики проходят на авансцену
СВЕТ над столом гаснет
Мальчики раскрывают географический атлас и рассматривают какую-то карту.
Чечевицын: Сначала в Пермь... оттуда в Тюмень... потом Томск... потом... потом... в Камчатку... Отсюда самоеды перевезут на лодках через Берингов пролив... Вот тебе и Америка... Тут много пушных зверей.
Володя: А Калифорния?
Чечевицын: Калифорния ниже... Лишь бы в Америку попасть, а Калифорния не за горами. Добывать же себе пропитание можно охотой и грабежом.
К ним подходят девочки
Чечевицын: Вы читали Майн-Рида?
Катя: Нет, не читала... Послушайте, а вы умеете на коньках кататься?
Чечевицын вздыхает. Мальчики многозначительно смотрят друг на друга.
Чечевицын: Когда стадо бизонов бежит через пампасы, то дрожит земля, а в это время мустанги, испугавшись, брыкаются и ржут. А еще индейцы нападают на поезда. Но хуже всего это москиты и термиты.
Маша: А что это такое?
Чечевицын: Это вроде муравчиков, только с крыльями. Очень сильно кусаются. Знаете, кто я?
Соня: Господин Чечевицын.
Чечевицын: Нет. Я Монтигомо, Ястребиный Коготь, вождь непобедимых.
Маша: А у нас чечевицу вчера готовили.
ТРЕК Фонограмма – инструментальная музыка.
СВЕТ над елкой. Девочки украшают елку.
Чечевицын: В Америке будем добывать золото!
СВЕТ на авансцене
Катя и Соня подходят осторожно к ним и подслушивают
Володя: Так, посмотрим, что тут у нас: пистолет, два ножа, сухари, увеличительное стекло для добывания огня, компас и четыре рубля денег.
Чечевицын: Придется пройти пешком несколько тысяч верст, а по дороге сражаться с тиграми и дикарями, потом только начнем добывать золото и слоновую кость, убивать врагов, поступать в морские разбойники, пить джин и, в конце концов, бледнолицый брат мой, женимся на красавицах и будем обрабатывать свои плантации. Это я тебе обещаю – Монтигомо – Ястребиный коготь!
Катя: Ты смотри же, не говори маме. Володя привезет нам из Америки золота и слоновой кости, а если ты скажешь маме, то его не пустят.
Уходят
ТРЕК Фонограмма – инструментальная музыка.
СВЕТ над елкой. Дети водят хоровод.
Володя: Господи, прости меня грешного! Господи, сохрани мою бедную, несчастную маму!
СВЕТ на авансцене
Чечевицын: (сердито) Так ты не поедешь Говори: не поедешь?
Володя: Господи! Как же я поеду? Мне маму жалко.
Чечевицын: Бледнолицый брат мой, я прошу тебя, поедем! Ты же уверял, что поедешь, сам меня сманил, а как ехать, так вот и струсил.
Володя: Я... я не струсил, а мне... мне маму жалко.
Чечевицын: Ты говори: поедешь или нет?
Володя: Я поеду, только... только погоди. Мне хочется дома пожить.
Чечевицын: В таком случае я сам поеду! И без тебя обойдусь. А еще тоже хотел охотиться на тигров, сражаться! Когда так, отдай же мои пистоны!
Володя плачет.
Чечевицын: Так ты не поедешь?
Володя: По... поеду.
Чечевицын: Так одевайся!
Свет на сцене гаснет полностью
ТРЕК Фонограмма – вой вьюги
Отец: А где мальчики?
В темноте по сцене все ходят с фонарями. Кричат «Володя! Господин Чечевицын!»
Служанка: Я в людскую и в конюшню!
Мать: Пошлите во флигель к приказчику!
Отец: Да в деревню надо сходить!
В темноте все начинают кричать « Володя приехал!»
СВЕТ на сцене
Служанка: Володичка приехали!
Входят мальчики
Отец: Разве это так можно? Не дай бог, узнают в гимназии, вас исключат. А вам стыдно, господин Чечевицын! Нехорошо-с! Вы зачинщик, и, надеюсь, вы будете наказаны вашими родителями. Разве это так можно! Вы где ночевали?
Чечевицын: (гордо) На вокзале!
ТРЕК Фонограмма – кантри музыка
Чечевицын: (подходит к авансцене) А я всё равно уеду в Америку!


Антон Чехов «Ах, зубы!»

Действующие лица и исполнители:
Ведущие – Евгения Кокорева, Новикова Вероника
Дыбкин - Андрей Хирви
Адвокат - Денис Снитко
Кухарка, горничная – Анастасия Козицына
Мамаша - Масеева Валентина
Сестра, дама - Колосова Елизавета
Тетенька, умный человек – Юлия Радзвилович
Декорации: три стула
Реквизит: повязка на щеку
ТРЕК 2 Фонограмма – музыкальный хаос (зубы болят 1)
Дыбкин ходит по сцене с перевязанной щекой
Ведущий 1: У Сергея Алексеича Дыбкина, любителя сценических искусств, болят
зубы.
Ведущий 2: По мнению опытных дам и московских зубных врачей, зубная боль бывает
трех сортов: ревматическая, нервная и костоедная...
Ведущий 1: ... но взгляните вы на физиономию несчастного Дыбкина, и вам ясно станет, что его боль не подходит ни к одному из этих сортов. Кажется, сам чёрт с чертенятами засел
в его зуб и работает там когтями, зубами и рогами.
Ведущий 2: У бедняги лопается голова, сверлит в ухе, зеленеет в глазах, царапает в носу. Он держится обеими руками за правую щеку, бегает из угла в угол и орет благим матом...
Дыбкин: Да помогите же мне! Застрелюсь, чёрт вас возьми! Повешусь!
Кухарка: Пополощи зубы водкой!
Мамаша: Приложи лучше к щеке тертый хрен с керосином!
Сестра: Одеколон! Только одеколон! Смешанный с чернилами!
Тетенька: Йодом их, йодом!
Все окружают Дыбкина
Дыбкин: Да замолчите же вы!
Ведущий 1: Но от всех этих средств он провонял лекарствами, поглупел и стал орать еще громче...
Ведущий 2: Остается одно только неиспробованное средство - пустить себе пулю в лоб или, выпивши залпом три бутылки коньяку, обалдеть и завалиться спать...
Умный человек: Вы вот что...съездите-ка на Тверскую, в дом Загвоздкина. Там живет зубной врач Каркман. Рвет зубы моментально, без боли и дешево - по своей цене.
ТРЕК 2 Фонограмма – музыка (бег)
Дыбкин бежит со сцены, обегает кресла и поднимается с другой стороны сцены
Ведущий 1: Дыбкин хватается за эту идею, как пьяный купец за перила, одевает пальто и мчится на извозчике по данному адресу. Вот Садовая, Тверская... Мелькают Сиу, Филиппов, Айе, Габай...
Ведущий 2: Вот, наконец, вывеска: "Зубной врач Я. А. Каркман". Стоп! Дыбкин прыгает с
извозчика и с воплем взбегает наверх по каменной лестнице. Давит он пуговку звонка с таким остервенением, что ломает свой изящный ноготь.
Дыбкин: Дома? Принимает?
Горничная: Пожалуйте, принимают...
Дыбкин: Уф! Снимай пальто! Скоррей!
ТРЕК 3 Фонограмма – музыка (бег)
Дыбкин обегает трижды сидящих в очереди
Ведущий 1: Еще минута, и, кажется, голова страдальца окончательно лопнет от боли. Как сумасшедший, или, вернее, как муж, которого добрая жена окатила кипятком, он вбегает в приемную...
Ведущий 2:.. и... о ужас! Приемная битком набита публикой. Бежит Дыбкин к двери кабинета, но его хватают за фалды и говорят...
Сидящие в очереди хватают его за фалды пиджака
Все: Куда лезешь? Надо подождать. Очередь здесь! Стоять!
Дыбкин: Но я страдаю! Чёрт возьми, я переживаю ужасные минуты!
Все: Мало ли что! Нам тоже не весело.
Дыбкин падает в кресло, хватается за обе щеки и начинает ждать.
Дыбкин: Это ужасно! Ох, уми-ра-а-ю!
Дама: Бедный молодой человек! Я страдаю не меньше вас: меня родные дети выгнали из моего же собственного дома!
ТРЕК 4 Фонограмма – музыкальный хаос (зубы болят 2)
Ведущий 2: Никакая финансовая передовая статья, никакой спектакль с благотворительною целью не могут быть так возмутительно скучны, как ожидание в приемной.
Ведущий 1: Проходит час, другой, третий, а бедный Дыбкин всё еще сидит в кресле и стонет. Дома давно уже пообедали и скоро примутся за вечерний чай, а он всё сидит. Зуб же с каждой минутой становится всё злее и злее...
Ведущий 2: Но вот проходит мучительная вечность и наступает очередь Дыбкина. Он
срывается с кресла и летит в кабинет.
ТРЕК 3 Фонограмма – музыка (бег)
Дыбкин: Бога ради! (садится в кресло и раскрывает рот) Умоляю!
Адвокат: Что-с? Что вам угодно?
Дыбкин: Рвите! Рвите!
Адвокат: Кого рвать?
Дыбкин: А, боже мой! Зуб!
Адвокат: Странно! Мне, господин шутник, некогда, и я прошу вас сказать: что вам угодно?
Дыбкин раскрывает рот
Дыбкин: Рвите, рвите! Кто умирает, тому не до шуток! Рвите, бога ради!
Адвокат: Гм... Если у вас болят зубы, то отправляйтесь к зубному врачу.
ТРЕК 5 Фонограмма – напряженная музыка (катастрофа)
Дыбкин поднимается и тупо глядит на блондина.
Адвокат: Да-с, я адвокат!.. Если вам нужен зубной врач, то отправляйтесь к Каркману. Он живет этажом ниже...
Дыбкин: Э-та-жом ни-же? Чёрт же меня возьми совсем! Ах, я скотина! Ах, я подлец!
Ведущий 2: Согласитесь, что после такого пассажа ему остается только одно: пустить себе пулю в лоб...
Ведущий 1: ...если же нет под руками револьвера, то выпить залпом три бутылки коньяку, обалдеть и завалиться спать...
ТРЕК 6 Фонограмма – финал


Антон Чехов «Ванька»
Ведущий: ........он достал из хозяйского шкапа пузырек с чернилами, ручку с заржавленным пером и, разложив перед собой измятый лист бумаги, стал писать...
Ванька Жуков: «Милый дедушка, Константин Макарыч! И пишу тебе письмо. Поздравляю вас с Рождеством и желаю тебе всего от господа бога. Нету у меня ни отца, ни маменьки, только ты у меня один остался». (Ванька смотрит в зал)
Ведущий: ..... окутанный в просторный тулуп, ходит вокруг усадьбы и стучит в свою колотушку.
Ванька Жуков: «А вчерась мне была выволочка. Хозяин выволок меня за волосья на двор и отчесал шпандырем за то, что я качал ихнего ребятенка в люльке и по нечаянности заснул. А на неделе хозяйка велела мне почистить селедку, а я начал с хвоста, а она взяла селедку и ейной мордой начала меня в харю тыкать. Подмастерья надо мной насмехаются, посылают в кабак за водкой и велят красть у хозяев огурцы, а хозяин бьет чем попадя... А еды нету никакой. Утром дают хлеба, в обед каши и к вечеру тоже хлеба, а чтоб чаю или щей, то хозяева сами трескают. А спать мне велят в сенях, а когда ребятенок ихний плачет, я вовсе не сплю, а качаю люльку. Милый дедушка, сделай божецкую милость, возьми меня отсюда домой, на деревню, нету никакой моей возможности... Кланяюсь тебе в ножки и буду вечно бога молить, увези меня отсюда, а то помру...»
Ведущий: ....... долго нюхает табак, посмеивается над озябшим Ванюшкой...
Ванька Жуков: «Приезжай, милый дедушка, Христом богом тебя молю, возьми меня отседа. Пожалей ты меня сироту несчастную, а то меня все колотят и кушать страсть хочется, а скука такая, что и сказать нельзя, всё плачу. А намедни хозяин колодкой по голове ударил, так что упал и насилу очухался. Пропащая моя жизнь, хуже собаки всякой... А еще кланяюсь Алене, кривому Егорке и кучеру, а гармонию мою никому не отдавай. (пишет) Остаюсь твой внук Иван Жуков, милый дедушка, приезжай».
Ведущий: Ванька свернул вчетверо исписанный лист и вложил его в конверт, купленный накануне за копейку... Подумав немного, он умокнул перо и написал адрес: На деревню дедушке, Константину Макарычу...
Мальчик берет письмо и уходит.


Антон Чехов «Верочка»
Действующие лица:
Огнев – молодой статистик- Георгий Анджанс
Верочка – девушка (21 год)- Елена Чичкова
Декорации: садовая скамейка
Реквизит: связка книг, веер
ТРЕК Фонограмма – романс
Говорит в боковую дверь зрительного зала
Огнев: Спасибо, Гавриил Петрович, за ваше содействие и помощь. Без вас я со своей статистикой до октября бы тут возился. Так и напишу в предисловии: считаю долгом выразить мою благодарность председателю земской управы Кузнецову за его любезное содействие. У статистики бле-естящая будущность!
Идет на сцену
ТРЕК Фонограмма – романс (продолжение)
Огнев: (обрадованно) Вера Гавриловна! Вы тут? А я искал-искал, хотел проститься... Прощайте, я ухожу!
Верочка: Так рано? Ведь еще одиннадцать часов.
Огнев: Нет, пора! Идти пять верст, да еще укладываться нужно. Завтра рано вставать... Уезжаю! Не поминайте лихом! Спасибо за всё! О вас писал я матери в каждом письме. Если бы все такие были, как вы да ваш батька, то не житье было бы на свете, а масленая. У вас вся публика великолепная! Народ всё простой, сердечный, искренний.
Верочка: Вы теперь куда едете, Иван Алексеевич?
Огнев: Теперь еду к матери в Орел, побуду у нее недельки две, а там — в Питер на работу.
Верочка: А потом?
Огнев: Потом? Всю зиму проработаю, а весной опять куда-нибудь в уезд материалы собирать. Ну, будьте счастливы, живите сто лет... не поминайте лихом. Больше не увидимся. (целует Верочкину руку)
Верочка: (с надеждой) Вы у нас ничего не забыли?
Огнев: Что же? Кажется, ничего...
Огнев направляется к кулисам
Верочка: Давайте посидим. Перед отъездом, когда прощаются, обыкновенно все садятся.
Садятся на скамейку
ТРЕК Фонограмма – романс
Огнев: Не хочется уезжать в такую хорошую погоду! Вечер настоящий романический, с луной, с тишиной...Знаете что, Вера Гавриловна? Живу я на свете 29 лет, но у меня в жизни ни разу романа не было. Во всю жизнь ни одной романической истории, так что с рандеву 1, с аллеями вздохов и поцелуями я знаком только понаслышке. Ненормально! В городе, когда сидишь у себя в номере, не замечаешь этого пробела, но тут, на свежем воздухе, он сильно чувствуется... Как-то обидно делается!
Верочка: Отчего же вы так?
Огнев: Не знаю. Вероятно, всю жизнь некогда было, а может быть, просто встречаться не приходилось с такими женщинами... Вообще у меня мало знакомых, и я нигде не бываю. (после некоторого молчания) А помните, как я, вы и доктор ездили верхом в Шестово? Тогда еще нам юродивый встретился. Я дал ему пятак, а он три раза перекрестился и бросил мой пятак в рожь. Господи, столько я увожу с собой впечатлений, что если бы можно было собрать их в компактную массу, то получился бы хороший слиток золота! (после молчания) А вдруг лет через десять мы встретимся. Какие мы тогда будем? Вы будете уже почтенною матерью семейства, а я автором какого-нибудь почтенного, никому не нужного статистического сборника. Встретимся и вспомянем старину... Вы, пожалуй, изменитесь... Послушайте, вы изменитесь?
Верочка: Что?
Огнев: Я вас спрашивал сейчас...
Верочка: Простите, я не слышала, что вы говорили.
Огнев: Вам, кажется, холодно.(Вера молчит) (Огнев, улыбаясь) Что с вами? Вы молчите и не отвечаете на вопросы. Нездоровы вы или сердитесь? А?
Верочка: Ужасное положение... Ужасное!
Огнев: Чем же оно ужасное? В чем дело?
Вера поворачивается к нему спиной, долго смотрит на небо
Верочка: (в сильном волнении) Мне нужно поговорить с вами, Иван Алексеич...
Огнев: Я слушаю.
Верочка: Вам, может быть, покажется странным... вы удивитесь, но мне всё равно...Вот что...
(закрывает лицо платком, наклоняется ниже и плачет)
Огнев: Ну, вот еще! Голубушка, вы... вы больны? Или вас кто обидел? Вы скажите, быть может, ... я сумею помочь...
Верочка: Я... я люблю вас!
Огнев в смущении, отвернулся от Веры.
Верочка: С первых же дней знакомства вы поразили меня своею оригинальностью, умом, добрыми умными глазами, вашими задачами и целями в жизни. Я полюбила вас страстно, безумно. Когда, бывало, я входила из сада в дом и слышала ваш голос, сердце мое обливалось холодком, предчувствием счастья; ваши даже пустые шутки заставляли меня хохотать, в каждой цифре ваших тетрадок я видела необыкновенно разумное и грациозное... (страстно) Для меня нет выше счастья, как видеть вас, идти за вами хоть сейчас, куда вы хотите, быть вашей женой и помощницей. Если вы уйдете от меня, то я умру с тоски...(встает) Я не могу здесь оставаться! Мне опостылели и дом, и этот лес, и воздух. Я не выношу постоянного покоя и бесцельной жизни, не выношу наших бесцветных и бледных людей, которые все похожи один на другого, как капли воды! Все они сердечны и добродушны, потому что сыты, не страдают, не борются... А я хочу в большие, сырые дома, где страдают, ожесточены трудом и нуждой...
Огнев: Я, Вера Гавриловна, очень благодарен вам, хотя чувствую, что ничем не заслужил такого... с вашей стороны... чувства. Во-вторых, как честный человек, я должен сказать, что... счастье основано на равновесии, то есть когда обе стороны... одинаково любят... Вы извините меня. Я вас настолько уважаю, что... мне больно!
Вера быстро спускается со сцены. Огнев за ней.
Огнев: Я провожу...
Верочка: Нет, не надо! Не идите, я сама дойду...
Огнев: Нет, все-таки... нельзя не проводить...
Верочка: Нет, не надо, не надо, не надо! (убегает)
ТРЕК Фонограмма – романс
Огнев: (некоторое время смотрит ей вслед) Воображаю, что творится теперь у нее на душе! Небось и стыдно и больно до того, что умереть хочется! Господи, сколько в этом жизни, поэзии, смысла, что камень бы тронулся, а я...я глуп и нелеп! О, собачья старость! Старость в тридцать лет! (медленно уходит в другую сторону)
ТРЕК Фонограмма – романс (продолжение)



Антон Чехов «Размазня»
Действующие лица:
Хозяин –Антон Блинов
Юлия Васильевна – гувернантка – Диана Линнарт
Декорации: стол, два стула
Реквизит: деревянные счеты, конверт с деньгами, блокнот, мелкие купюры, кружевной платок, колокольчик
ТРЕК Фонограмма – музыка из к/ф «О бедном гусаре замолвите слово»
Входит хозяин, напевая песню. Через некоторое время входит гувернантка.
Хозяин: Садитесь, Юлия Васильевна! Давайте посчитаемся. Вам, наверное, нужны деньги, а вы такая церемонная, что сами не спросите... Ну-с... Договорились мы с вами по тридцати рублей в месяц...
Гувернантка: По сорока...
Хозяин: Нет, по тридцати... У меня записано... Я всегда платил гувернанткам по тридцати. Ну, что ж, прожили вы два месяца...
Гувернантка: Два месяца и пять дней...
Хозяин: Ровно два месяца... У меня так записано. Следует вам, значит, шестьдесят рублей... Вычесть девять воскресений... вы ведь не занимались с Колей по воскресеньям, а гуляли только... да три праздника...
Юлия Васильевна теребит оборочку на кофте и молчит.
Хозяин: Три праздника... Долой, следовательно, двенадцать рублей... Четыре дня Коля был болен и не было занятий... Вы занимались с одной только Варей... Три дня у вас болели зубы, и моя жена позволила вам не заниматься после обеда... Двенадцать и семь — девятнадцать. Вычесть... останется... гм... сорок один рубль... Верно?
Юлия Васильевна нервно кашляет, но молчит.
Хозяин: Под Новый год вы разбили чайную чашку с блюдечком. Долой два рубля... Чашка стоит дороже, она фамильная, но... бог с вами! Где наше не пропадало? Потом, по вашему недосмотру Коля полез на дерево и порвал себе курточку... Долой десять... Горничная тоже по вашему недосмотру украла у Вари ботинки. Вы должны за всем смотреть! Вы жалованье получаете! Итак, значит, долой еще пять... Десятого января вы взяли у меня десять рублей...
Гувернантка: (шепчет) Я не брала…
Хозяин: Но у меня записано!
Гувернантка: Ну, пусть... хорошо.
Хозяин: Из сорока одного вычесть двадцать семь — останется четырнадцать...
Юлия Васильевна пытается не заплакать.
Гувернантка: Я раз только брала..(говорит дрожащим голосом) Я у вашей супруги взяла три рубля... Больше не брала...
Хозяин: Да? Ишь ведь, а у меня и не записано! Долой из четырнадцати три, останется одиннадцать... Вот вам ваши деньги, милейшая! Три... три, три... один и один... Получите!
Гувернантка: Merci. (шепчет)
Хозяин вскакивает и начинает резко ходить по комнате)
Хозяин: За что же merci? За что же merci?
Гувернантка: За деньги...
Хозяин: Но ведь я же вас обобрал, чёрт возьми, ограбил! Ведь я украл у вас! За что же merci?
Гувернантка: В других местах мне и вовсе не давали...
Хозяин: Не давали? И не мудрено! Я пошутил над вами, жестокий урок дал вам... Я отдам вам все ваши восемьдесят! Вон они в конверте для вас приготовлены! Но разве можно быть такой кислятиной? Отчего вы не протестуете? Чего молчите? Разве можно на этом свете не быть зубастой? Разве можно быть такой размазней?
Юлия Васильевна кисло улыбается.
Хозяин: Простите меня за жестокий урок.
Отдает деньги.
Гувернантка: (радостно и еще не веря) Merci!
Хозяин глядит ей вслед.
Хозяин: (глядя в зал) Легко на этом свете быть сильным!
ТРЕК Фонограмма – музыка из к/ф «О бедном гусаре замолвите слово»


Антон Чехов «РАДОСТЬ»
Действующие лица:
Мамаша – Кристина Герасимова
Папаша – Артем Трифонов
Митя Кулдаров – молодой человек – Денис Баранов
Декорации: диван, стол, стулья
Реквизит: газета
ТРЕК Фонограмма – бой старинных часов
Папаша набивает табаком трубку, мамаша вяжет.
Мамаша: (зевая) Уж двенадцатый час! Пора спать!
Папаша: (потягиваясь) Вчера, матушка, с каланчи чуть было не свалился пьяный солдат. Перевесился, знаешь ли, через перилу, а перила – хрусь. К счастию, в ту пору жена жена ему на каланчу обед принесла и за фалду удержала. Коли бы не жена, свалился бы, шельмец...
Мамаша: Ну уж это ты, батюшка, что-то диковинное рассказываешь...
Папаша: Удивительно, но верно...
ТРЕК Фонограмма – «Тореадор»
В комнату влетает Митя, возбужденный, взъерошенный, и быстро ходит из угла в угол.
Мамаша: Откуда ты? Что с тобой?
Митя: Ох, не спрашивайте! Я никак не ожидал! Нет, я никак не ожидал! Это... это даже невероятно!
Митя хохочет и садится на стул, как будто не в силах держаться на ногах от счастья.
Митя: Это невероятно! Вы не можете себе представить! Вы поглядите!
Мамаша: Что с тобой? На тебе лица нет!
Митя: Это я от радости, мамаша! Ведь теперь меня знает вся Россия! Вся! Раньше только вы одни знали, что на этом свете существует коллежский регистратор Дмитрий Кулдаров, а теперь вся Россия знает об этом! Мамаша! О, господи!
ТРЕК Фонограмма – «Тореадор» (2 часть)
Митя вскакивает и бегает по комнате, затем садится.
Папаша: Да что такое случилось? Говори толком!
Митя: Вы живете, как дикие звери, газет не читаете, не обращаете никакого внимания на гласность, а в газетах так много замечательного! Ежели что случится, сейчас всё известно, ничего не укроется! Как я счастлив! О, господи! Ведь только про знаменитых людей в газетах печатают, а тут взяли да про меня напечатали!
Мамаша: Что ты? Где?
Все вскакивают.
Митя: Да-с! Про меня напечатали! Теперь обо мне вся Россия знает! Вы, мамаша, спрячьте этот нумер на память! Будем читать иногда. Поглядите!
Митя вытаскивает из кармана газету, подает отцу и указывает пальцем в место, обведенное синим карандашом.
Митя: Читайте!
Отец надевает очки.
Митя: Читайте же!
Папаша: «29-го декабря, в одиннадцать часов вечера, коллежский регистратор Дмитрий Кулдаров...
Митя: Видите, видите? Дальше!
Папаша:...коллежский регистратор Дмитрий Кулдаров, выходя из портерной, что на Малой Бронной, в доме Козихина, и находясь в нетрезвом состоянии...
Митя: Это я с Семеном Петровичем... Всё до тонкостей описано! Продолжайте! Дальше! Слушайте!
Папаша:.....и находясь в нетрезвом состоянии, поскользнулся и упал под лошадь стоявшего здесь извозчика, крестьянина дер. Дурыкиной, Ивана Дротова. Испуганная лошадь, перешагнув через Кулдарова и протащив через него сани с находившимся в них второй гильдии московским купцом Степаном Луковым, помчалась по улице и была задержана дворниками. Кулдаров, вначале находясь в бесчувственном состоянии, был отведен в полицейский участок и освидетельствован врачом. Удар, который он получил по затылку...
Мамаша: Ох!
Митя: (гордо) Это я об оглоблю, папаша. Дальше! Вы дальше читайте!
Папаша:...который он получил по затылку, отнесен к легким. О случившемся составлен протокол. Потерпевшему подана медицинская помощь»...
Митя: Велели затылок холодной водой примачивать. Читали теперь? А? То-то вот! Теперь по всей России пошло! Дайте сюда!
Митя хватает газету, сует ее в карман.
Митя: Побегу к Макаровым, им покажу... Надо еще Иваницким показать, Наталии Ивановне, Анисиму Васильичу... Побегу! Прощайте!
ТРЕК Фонограмма – «Тореадор» (3 часть)
Митя торжествующий, радостный, убегает в кулисы.


Антон Чехов «ПРОПАЩЕЕ ДЕЛО»
Действующие лица:
Варвара Петровна – молодая девушка –Анна Мохначева
Молодой человек- Никита Куравкин
Декорации: скамейка в саду
Реквизит: веер
ТРЕК Фонограмма – лирическая музыка
Выходит девушка и садится на скамейку. Она ждет.
Молодой человек: (обращается к зрительному залу) Был восхитительный вечер. Я нарядился, причесался, надушился и дон Жуаном покатил к ней. Живет она на даче в Сокольниках. Она молода, прекрасна, получает в приданое 30 000, немножко образованна и любит меня, автора, как кошка. Я еду решить окончательно свою судьбу. Пан или пропал. Все зависит от этого вечера. (исчезает)
Варвара Петровна: (быстро поднимается со скамьи и сияющая идет к нему навстречу) Как вы жестоки! Можно ли так опаздывать? (протягивает молодому человеку руку для поцелуя) Ведь вы знаете, как я скучаю! Экой вы!
Идут к скамейке и садятся на некотором расстоянии друг от друга. Молчание.
Варвара Петровна: Чего же вы молчите?
Молодой человек: Так... Чудный вечер такой... Maman ваша здорова?
Варвара Петровна: Здорова.
Молодой человек: Гм... Так... (проводит рукой по волосам) Я, видите ли, Варвара Петровна, хочу с вами поговорить... Для того только я и приехал... Я молчал, молчал, но теперь... слуга покорный! Я не в состоянии молчать.(слегка подвигается к ней) Для чего молчать? Как ни молчи, как ни робей, а рано или поздно придется дать волю... чувству и языку. Вы, может быть, оскорбитесь... может быть, не поймете, но... что ж? (молчит) Вы, конечно, давно уже догадались, зачем я каждый день хожу сюда и своим присутствием мозолю ваши глаза. Как не догадаться? Вы, наверное, давно уже, со свойственною вам проницательностью, угадали во мне то чувство, которое... (Пауза.) Варвара Петровна!
Варя нагибается еще ниже. Пальчики дрожат.
Молодой человек: Варвара Петровна!
Варвара Петровна: Ну?
Молодой человек: Я... Да что говорить?! Понятно и без того... Люблю, вот и всё... Чего ж тут еще говорить? (Пауза.) Ужасно люблю! Я вас так люблю, как... Одним словом, соберите все на этом свете существующие романы, вычитайте все находящиеся в них объяснения в любви, клятвы, жертвы и... вы получите то, что... теперь в моей груди того... Варвара Петровна! (Пауза.) Варвара Петровна!! Чего же вы-то молчите?!
Варвара Петровна: Что вам?
Молодой человек: Неужели... нет?
Варя поднимает голову и улыбается.
Варвара Петровна: Почему же нет?
Молодой человек целует руки. Варя кладет ему голову на грудь. Целует. Она в смущении закрывает лицо руками.
Молодой человек: Варвара Петровна! Прежде чем взять с вас слово быть моею женою, считаю священнейшим долгом, во избежание могущих произойти недоразумений, сказать вам несколько слов. Я буду короток... Знаете ли вы, Варвара Петровна, кто я и что я? Да, я честен! Я труженик! Я... я горд! Мало того... У меня есть будущее... Но я беден... Я ничего не имею.
Варвара Петровна: Я это знаю. Не в деньгах счастье.
Молодой человек: Да... Кто же говорит о деньгах? Я... я горд своею бедностью. Копейки, которые я получаю за свои литературные работы, я не променяю на те тысячи, которые... которыми...
Варвара Петровна: Понятно. Ну-с...
Молодой человек: Я привык к бедности. Мне она ничего. Я в состоянии неделю не обедать... Но вы! Вы! Неужели вы, которая не в состоянии пройти двух шагов, чтобы не нанять извозчика, надевающая каждый день новое платье, бросающая в стороны деньги, не знавшая никогда нужды, — неужели вы согласитесь расстаться ради меня с земными благами? Гм...
Варвара Петровна: У меня есть деньги. У меня приданое!
Молодой человек: Пустое! Для того чтобы прожить десяток, другой тысяч, достаточно только несколько лет... А потом? Нужда? Слезы? Верьте, дорогая моя, моему опыту! Знаю! знаю, что говорю! Для того чтобы бороться с нуждою, нужно иметь сильную волю, нечеловеческий характер! Подумайте, Варвара Петровна! Подумайте, на какой шаг вы решаетесь! Шаг бесповоротный! Есть у вас силы — идите за мной, нет сил бороться — откажите мне! О! Лучше пусть я буду лишен вас, чем... вы вашего покоя! Те сто рублей, которые дает мне ежемесячно литература, ничто! Их не хватит! Подумайте же, пока не поздно!
Вскакивает со скамейки.
Молодой человек: Подумайте! Где бессилие — там слезы, упреки, ранние седины... Предупреждаю вас, потому что я честный человек. Чувствуете ли вы себя настолько сильной, чтобы разделить со мной жизнь, которая своею внешнею стороною не похожа на вашу, чужда вам? (Пауза.)
Варвара Петровна: (удивленно)У меня же есть приданое!
Молодой человек: Сколько? Двадцать, тридцать тысяч! Ха-ха! Миллион? И потом, кроме этого, позволю ли я себе присваивать то, что... Нет! Никогда! Я горд!
Прохаживается около скамьи. Варя думает.
Молодой человек: Итак, жизнь со мной и лишения или же жизнь без меня и богатство... Выбирайте... Есть силы? У моей Вари есть силы?
Пауза
Варвара Петровна: Благодарю вас! Благодарю вас! Вы хорошо сделали, что были со мной откровенны... Я неженка... Я не могу... Я не пара вам...
Рыдает
Варвара Петровна: Вы правы, если я пойду за вами, обману вас. Не мне быть вашей женой. Я богачка, неженка, езжу на извозчиках, кушаю бекасов и дорогие пирожки. Я никогда за обедом не ем супа и щей. Меня и мама стыдит постоянно... А не могу я без этого! Я не могу ходить пешком... Я утомляюсь... И потом платья... Всё это вам придется на свой счет шить... Нет! Прощайте! (делает трагический жест рукой) Я недостойна вас! Прощайте! (уходит)
ТРЕК Фонограмма – лирическая музыка (2 часть)
Молодой человек: (неподвижно смотрит ей вслед) Вернитесь! Вернитесь! (обращаясь к залу)
Как поправить дело? Как вернуть свои слова назад? (бьет себя по затылку) Тридцать тысяч! Уму непостижимо. Пропало дело дело – и как глупо пропало!
ТРЕК Фонограмма – лирическая музыка (2 часть)


Антон Чехов «Неудача»
Действующие лица:
Илья Сергеич Пеплов – Илья Дашкин
Клеопатра Петровна – Мария Тальянцева
Наташенька – Дарья Токовенко
Щупкин - Дмитрий Попов
Декорации: диван, круглый стол, стулья
Реквизит: икона и портрет Лажечникова, зеркало, скатерть ажурная
ТРЕК Фонограмма – лирическая музыка
На авансцене молодые люди воркуют
Пеплов: Смотри же, Петровна, как только заговорят о чувствах, тотчас же снимай со стены образ и идем благословлять... Накроем... Благословение образом свято и ненарушимо... Не отвертится тогда, пусть хоть в суд подает.
Щупкин: Оставьте ваш характер! Вовсе я не писал вам писем!
Наташенька: Ну да! Будто я не знаю вашего почерка! (манерчивает, хохочет, поглядывает на себя в зеркало) Я сразу узнала! И какие вы странные! Учитель чистописания, а почерк как у курицы! Как же вы учите писать, если сами плохо пишете?
Щупкин: Гм!.. Это ничего не значит-с. В чистописании главное не почерк, главное, чтоб ученики не забывались. Кого линейкой по голове ударишь, кого на колени... Да что почерк! Пустое дело! Некрасов писатель был, а совестно глядеть, как он писал. В собрании сочинений показан его почерк.
Наташенька: То Некрасов, а то вы... (вздох). Я за писателя с удовольствием бы пошла. Он постоянно бы мне стихи на память писал!
Щупкин: Стихи и я могу написать вам, ежели желаете.
Наташенька: О чем же вы писать можете?
Щупкин: О любви... о чувствах... о ваших глазах... Прочтете — очумеете... Слеза прошибет! А ежели я напишу вам поэтические стихи, то дадите тогда ручку поцеловать?
Наташенька: Велика важность!.. Да хоть сейчас целуйте!
Щупкин целует руку
Супруги Пепловы все это время подслушивают
Пеплов: Снимай образ!(толкает локтем жену) Идем! Ну! Дети... (умиляясь) Господь вас благословит, дети мои... Живите... плодитесь... размножайтесь...
ТРЕК Фонограмма – церковная музыка
Клеопатра Петровна: И... и я благословляю... Будьте счастливы, дорогие! О, вы отнимаете у меня единственное сокровище! Любите же мою дочь, жалейте ее...
Щупкин напуган
Щупкин: (в сторону) Попался! Окрутили! Крышка теперь тебе, брат! Не выскочишь!
Покорно встает на колени и склоняет голову под образ
Пеплов: Бла... благословляю... Наташенька, дочь моя... становись рядом... Петровна, давай образ... (лицо перекашивается от гнева) Тумба! (сердито) Голова твоя глупая! Да нешто это образ? Это писатель Лажечников!
Клеопатра Петровна: (в ужасе) Ах, батюшки-светы!
Щупкин: (несмело поднимает голову, радостно кричит) Спасен! (бросается к выходу)
Наташа пытается схватить Щупкина за рукав, но он вырывается и убегает.
Пеплов: (зло) Разиня! (хватая портрет) Чтоб сегодня же его не было в доме!
ТРЕК Фонограмма – ускоренная запись церковной музыки
Сначала выходит Щупкин, за ним Пеплов, Наташенька и мамаша. Кланяются. Щупкин убегает, несостоявшаяся родня за ним.


Антон Чехов «На чужбине»
Действующие лица:
Помещик Камышев- Борис Кузменко
M-r Шампунь- Игорь Корнеев
Лакей и ведущий - Максим Яковлев
Декорации: стол и два стула
Реквизит: чемодан, кое-какая одежда, самовар, чашки, еда, горчица, водочка
Ведущий: Воскресные полдень. Помещик Камышев сидит у себя в столовой и медленно завтракает. С ним разделяет трапезу чистенький, гладко выбритый старик французик, m-r Шампунь. Этот Шампунь был когда-то у Камышева гувернером, учил его детей манерам, хорошему произношению и танцам, потом же, когда дети Камышева выросли, Шампунь остался чем-то вроде компаньона. Обязанности его не сложны. Он должен прилично одеваться, пахнуть духами, выслушивать праздную болтовню Камышева, есть, пить, спать — и больше, кажется, ничего.
ТРЕК Фонограмма – песня полковника из к/ф «О бедном гусаре замолвите слово»
Помещик Камышев выходит из-за кулис. Через некоторое время выходит m-r Шампунь. Садятся за стол.
Камышев: Смерть! Уф! В голову и во все суставы ударило. А вот от вашей французской горчицы не будет этого, хоть всю банку съешь.
M-r Шампунь: Кто любит французскую, а кто русскую...
Камышев: Никто не любит французской, разве только одни французы. А французу что ни подай — всё съест: и лягушку, и крысу, и тараканов... брр! Вам, например, эта ветчина не нравится, потому что она русская, а подай вам жареное стекло и скажи, что оно французское, вы станете есть и причмокивать... По-вашему, всё русское скверно.
M-r Шампунь: Я этого не говорю.
Камышев: Всё русское скверно, а французское — о, сэ трэ жоли! По-вашему, лучше и страны нет, как Франция, а по-моему... ну, что такое Франция, говоря по совести? Кусочек земли! Вашу Францию всю в один день объездить можно, а у нас выйдешь за ворота — конца краю не видно! Едешь, едешь...
M-r Шампунь: Да, monsieur, Россия громадная страна.
Камышев: То-то вот и есть! По-вашему, лучше французов и людей нет. Цивилизация! Согласен, французы все ученые... это верно... Француз вовремя даме стул подаст, раков не станет есть вилкой, не плюнет на пол, но... нет того духу! Духу того в нем нет! Во французе не хватает чего-то такого, этакого... (говорящий шевелит пальцами) чего-то такого... юридического. Я, помню, читал где-то, что у вас у всех ум приобретенный, из книг, а у нас ум врожденный. Если русского обучить как следует наукам, то никакой ваш профессор не сравнится.
M-r Шампунь: Может быть... (нехотя соглашается)
Камышев: Нет, не может быть, а верно! Нечего морщиться, правду говорю! Русский ум — изобретательный ум! Только, конечно, ходу ему не дают, да и хвастать он не умеет... Изобретет что-нибудь и поломает...И вообще... не нравятся мне французы! Безнравственный народ! Взять, например, брак. У нас коли женился, так прилепись к жене и никаких разговоров, а у вас чёрт знает что. Муж целый день в кафе сидит, а жена напустит полный дом французов и давай с ними канканировать.
M-r Шампунь: Это неправда! Во Франции семейный принцип стоит очень высоко!
Камышев: Знаем мы этот принцип! А вам стыдно защищать. Надо беспристрастно: свиньи, так и есть свиньи... Спасибо немцам за то, что побили вас... Дай бог им здоровья...
M-r Шампунь: В таком случае, monsieur, я не понимаю, (вскакивает и сверкает глазами) если вы ненавидите французов, то зачем вы меня держите?
Камышев: Куда же мне вас девать?
M-r Шампунь: Отпустите меня, и я уеду во Францию!
Камышев: Что-о-о? Да нешто вас пустят теперь во Францию? Ведь вы изменник своему отечеству!
M-r Шампунь: Monsieur, выше оскорбления, которое вы нанесли сейчас моему чувству, не мог бы придумать и враг мой! Всё кончено!! (бросает на стол салфетку и с достоинством выходит).
Камышев продолжает есть
ТРЕК Фонограмма – песня полковника из к/ф «О бедном гусаре замолвите слово»
Камышев пытается танцевать цыганочку. Лакей убирает со стола. Шампунь сидит на полу на авансцене и дрожащими руками укладывает в чемодан вещи, плачет.
Камышев: Что делает Альфонс Людовикович?
Лакей: Чемодан укладывают-с.
Камышев: Экая дуррында, прости господи!.. (подходит к Шампуню) Куда же это вы?
Француз молчит.
Камышев: Уезжать хотите? Что ж, как знаете... Только вот что странно: как это вы без паспорта поедете? Удивляюсь! Вы знаете, я ведь потерял ваш паспорт. А у нас насчет паспортов строго. Не успеете и пяти верст проехать, как вас сцарапают.
Шампунь поднимает голову и недоверчиво глядит на Камышева.
Камышев: Да... Вот увидите! Заметят по лицу, что вы без паспорта, и сейчас: кто таков? Альфонс Шампунь! Знаем мы этих Шампуней! А не угодно ли вам по этапу в не столь отдаленные!
M-r Шампунь: Вы это шутите?
Камышев: С какой стати мне шутить! Очень мне нужно! Только смотрите, условие: не извольте потом хныкать и письма писать. И пальцем не пошевельну, когда мимо в кандалах проведут!
Шампунь вскакивает и начинает шагать по комнате.
M-r Шампунь: Что вы со мной делаете?! Боже мой! О, будь проклят тот час, когда мне пришла в голову пагубная мысль оставить отечество!
Камышев: Ну, ну, ну... я пошутил! Чудак какой, шуток не понимает!
M-r Шампунь: Дорогой мой! (взвизгивает Шампунь) Клянусь вам, я привязан к России, к вам и к вашим детям... Оставить вас для меня так же тяжело, как умереть! Но каждое ваше слово режет мне сердце!
Камышев: Ах, чудак! Если я французов ругаю, так вам-то с какой стати обижаться? Мало ли кого мы ругаем, так всем и обижаться? Ну, ну, ну... будет! Пойдем обедать! Мир и согласие!
Садятся за стол и едят
Камышев: Смерть! Уф! В голову и во все суставы ударило. А вот от вашей французской горчицы не будет этого, хоть всю банку съешь.
M-r Шампунь: Кто любит французскую, а кто русскую...
Они продолжают спор, пытаясь перекричать музыку.
ТРЕК Фонограмма – песня полковника из к/ф «О бедном гусаре замолвите слово» - цыганочка


АНТОН ЧЕХОВ «ДОЧЬ АЛЬБИОНА»
Действующие лица:
Предводитель дворянства Федор Андреич Отцов –Валерий Иванович Антонов
Помещик Грябов – Аркадий Михайлович Закарлюка
Лакей – Алексей Евгеньевич Новожилов
Гувернантка –англичанка – Галина Марковна Крехова
Декорации: большой тазик с водой
Реквизит: две удочки
ТРЕК Фонограмма – «Лебединое озеро»
Грябов и Гувернантка идут из кулис навстречу другу другу. Берут удочки.
Отцов: Господа дома?
Лакей: Никак нет-с. Барыня с детями в гости поехали, а барин с мамзелью-гувернанткой рыбу ловят-с. С самого утра-с.
Проходит к пытающимся что-то поймать в детском бассейне Грябову и гувернантке.
Отцов: Охота смертная, да участь горькая! Здравствуй, Иван Кузьмич!
Грябов: А... это ты? Приехал?
Отцов: Как видишь... А ты всё еще своей ерундой занимаешься! Не отвык еще?
Грябов: Кой чёрт... Весь день ловлю, с утра... Плохо что-то сегодня ловится. Ничего не поймал ни я, ни эта кикимора. Сидим, сидим и хоть бы один чёрт! Просто хоть караул кричи.
Отцов: А ты наплюй. Пойдем водку пить!
Грябов: Постой... Может быть, что-нибудь да поймаем. Под вечер рыба клюет лучше... Сижу, брат, здесь с самого утра! Такая скучища, что и выразить тебе не могу. Дернул же меня чёрт привыкнуть к этой ловле! Знаю, что чепуха, а сижу! Сижу, как подлец какой- нибудь, как каторжный, и на воду гляжу, как дурак какой-нибудь! На покос надо ехать, а я рыбу ловлю. Вчера в Хапоньеве преосвященный служил, а я не поехал, здесь просидел вот с этой стерлядью... с чертовкой с этой...
Отцов: Но... ты с ума сошел? Бранишься при даме... и ее же...
Грябов: Да чёрт с ней! Всё одно, ни бельмеса по-русски не смыслит. Ты ее хоть хвали, хоть брани — ей всё равно! Ты на нос посмотри! От одного носа в обморок упадешь! Сидим по целым дням вместе, и хоть бы одно слово! Стоит, как чучело, и бельмы на воду таращит.
Англичанка зевает, меняет червяка и закидывает удочку.
Грябов: Удивляюсь, брат, я немало! Живет дурища в России десять лет, и хоть бы одно слово по-русски!.. Наш какой-нибудь аристократишка поедет к ним и живо по-ихнему брехать научится, а они... чёрт их знает! Ты посмотри на нос! На нос ты посмотри!
Отцов: Ну, перестань... Неловко... Что напал на женщину?
Грябов: Она не женщина, а девица... О женихах, небось, мечтает, чёртова кукла. И пахнет от нее какою-то гнилью... Возненавидел, брат, ее! Видеть равнодушно не могу! Как взглянет на меня своими глазищами, так меня и покоробит всего, словно я локтем о перила ударился. Тоже любит рыбу ловить. Погляди: ловит и священнодействует! С презрением на всё смотрит... Стоит, каналья, и сознает, что она человек и что, стало быть, она царь природы. А знаешь, как ее зовут? Уилька Чарльзовна Тфайс! Тьфу!.. и не выговоришь!
Англичанка, услышав свое имя, медленно поворачивает нос в сторону Грябова и смотрит презрительно на обоих. Все делает молча, важно и медленно.
Грябов: Видал? Нате, мол, вам! Ах ты, кикимора! Для детей только и держу этого тритона. Не будь детей, я бы ее и за десять верст к своему имению не подпустил... Нос точно у ястреба... А талия? Эта кукла напоминает мне длинный гвоздь. Так, знаешь, взял бы и в землю вбил. Постой... У меня, кажется, клюет...
Грябов вскакиваеи и поднимает удилище. Леска натягивается. Грябов дергает еще раз и не вытаскивает крючка.
Грябов: Зацепилась! За камень, должно быть... Чёрт возьми... Экая жалость! В воду лезть надо.
Отцов: Да ты брось!
Грябов: Нельзя... Под вечер хорошо ловится... Ведь этакая комиссия, прости господи! Придется лезть в воду. Придется! А если бы ты знал, как мне не хочется раздеваться! Англичанку-то турнуть надо... При ней неловко раздеваться. Все-таки ведь дама!
Сбрасывает шляпу и галстук.
Грябов: Мисс... эээ... Мисс Тфайс! Же ву при 1... Ну, как ей сказать? Ну, как тебе сказать, чтобы ты поняла? Послушайте... туда! Туда уходите! Слышишь?
Мисс Тфайс обливает Грябова презрением и издает носовой звук.
Грябов: Что-с? Не понимаете? Ступай, тебе говорят, отсюда! Мне раздеваться нужно, чёртова кукла! Туда ступай! Туда!
Грябов дергает мисс за рукав, указывает в сторону.
Англичанка: говорит длинную английскую фразу.
Помещики прыскают.
Грябов: Первый раз в жизни ее голос слышу... Нечего сказать, голосок! Не понимает! Ну, что мне делать с ней?
Отцов: Плюнь! Пойдем водки выпьем!
Грябов: Нельзя, теперь ловиться должно... Вечер... Ну, что ты прикажешь делать? Вот комиссия! Придется при ней раздеваться...
ТРЕК Фонограмма – «Лебединое озеро»
Грябов сбрасывает сюртук и жилет и снимает сапоги.
Отцов: Послушай, Иван Кузьмич, это уж, друг мой, глумление, издевательство.
Грябов: Ее никто не просит не понимать! Это наука им, иностранцам!
Раздевается до трусов.
По лицу англичанки пробегает надменная, презрительная улыбка.
Грябов: Надо остынуть, скажи на милость, Федор Андреич, отчего это у меня каждое лето сыпь на груди бывает?
Отцов: Да полезай скорей в воду или прикройся чем-нибудь! Скотина!
Грябов: И хоть бы сконфузилась, подлая! (встает в детский надувной бассейн с водой) Брр... холодная вода... Посмотри, как бровями двигает! Не уходит... Выше толпы стоит! Хе-хе-хе... И за людей нас не считает! Это, брат, ей не Англия!
Отцов: Пойду лучше водочки выпью. (уходит)
ТРЕК Фонограмма – «Лебединое озеро»
Мисс Тфайс хладнокровно меняет червячка, зевает и закидывает удочку.
Отцов отворачивается.
Грябов отцепляет крючок, брызгается водой и вылезает из воды.
Удят дальше.



Антон Чехов «Дядя Ваня»
Действующие лица:
Астров – доктор – Никита Кундозеров
Соня –дочь профессора Серебрякова – Александра Карягина
Елена Андреевна – жена Серебрякова- Кристина Константинова
Декорации: маленький круглый столик, два стула
Реквизит: бутылочка с вином, одна рюмка, ажурная скатерть
Астров: В Великом посту на третьей неделе поехал я в Малицкое на эпидемию... Сыпной тиф... В избах народ вповалку... Грязь, вонь, дым, телята на полу, с больными вместе... Поросята тут же... Возился я целый день, не присел, маковой росинки во рту не было, а приехал домой, не дают отдохнуть — привезли с железной дороги стрелочника; положил я его на стол, чтобы ему операцию делать, а он возьми и умри у меня под хлороформом. И когда вот не нужно, чувства проснулись во мне, и защемило мою совесть, точно это я умышленно убил его... Сел я, закрыл глаза — вот этак, и думаю: те, которые будут жить через сто-двести лет после нас и для которых мы теперь пробиваем дорогу, помянут ли нас добрым словом? Ведь не помянут! (Выпивает рюмку водки) Да... Надо сознаться,— становлюсь пошляком. Видишь, я и пьян. Обыкновенно, я напиваюсь так один раз в месяц. Когда бываю в таком состоянии, то становлюсь нахальным и наглым до крайности. Мне тогда всё нипочем! Я берусь за самые трудные операции и делаю их прекрасно; я рисую самые широкие планы будущего; в это время я уже не кажусь себе чудаком и верю, что приношу человечеству громадную пользу... громадную! И в это время у меня своя собственная философская система, и все вы, братцы, представляетесь мне такими букашками... микробами... (переходит в другое место) Вообще-то я жизнь люблю, но нашу жизнь, уездную, русскую, обывательскую, терпеть не могу и презираю ее всеми силами моей души. А что касается моей собственной, личной жизни, то, ей-богу, в ней нет решительно ничего хорошего. Знаете, когда идешь темною ночью по лесу, и если в это время вдали светит огонек, то не замечаешь ни утомления, ни потемок, ни колючих веток, которые бьют тебя по лицу... Я работаю,— вам это известно,— как никто в уезде, судьба бьет меня не переставая, порой страдаю я невыносимо, но у меня вдали нет огонька. Я для себя уже ничего не жду, не люблю людей... Давно уже никого не люблю. Никого. Мужики однообразны очень, неразвиты, грязно живут, а с интеллигенцией трудно ладить. Она утомляет. Все они, наши добрые знакомые, мелко мыслят, мелко чувствуют и не видят дальше своего носа — просто-напросто глупы. А те, которые поумнее и покрупнее, истеричны, заедены анализом и рефлексами... Эти ноют, ненавистничают, болезненно клевещут, подходят к человеку боком, смотрят на него искоса и решают: «О, это психопат!» или: «Это фразер!» А когда не знают, какой ярлык прилепить к моему лбу, то говорят: «Это странный человек, странный!» Я люблю лес — это странно; я не ем мяса — это тоже странно. Непосредственного, чистого, свободного отношения к природе и к людям уже нет... Нет и нет! (Хочет выпить, но ставит рюмку на стол.) Те, которые будут жить через сто, двести лет после нас и которые будут презирать нас за то, что мы прожили свои жизни так глупо и так безвкусно,— те, быть может, найдут средство, как быть счастливыми, а мы... А у нас только одна надежда и есть. Надежда, что когда мы будем почивать в своих гробах, то нас посетят видения, быть может, даже приятные.
ТРЕК Фонограмма – лирическая музыка
Астров идет за кулису, навстречу ему выходит Соня. Они пристально смотрят друг на друга и расходятся.
Соня: Он ничего не сказал мне... Душа и сердце его все еще скрыты от меня, но отчего же я чувствую себя такою счастливою? (Смеется от счастья.) Я ему сказала: вы изящны, благородны, у вас такой нежный голос... Разве это вышло некстати? Голос его дрожит, ласкает... вот я чувствую его в воздухе. (Ломая руки.) О, как это ужасно, что я некрасива! Как ужасно! А я знаю, что я некрасива, знаю, знаю... В прошлое воскресенье, когда выходили из церкви, я слышала, как говорили про меня, и одна женщина сказала: «Она добрая, великодушная, но жаль, что она так некрасива»... Некрасива...
Входит Елена Андреевна.
ТРЕК Фонограмма – пение птиц
Елена Андреевна: Прошла гроза. Какой хороший воздух! (пауза)Где доктор?
Соня. Ушел.
Елена Андреевна. Софи!
Соня. Что?
Елена Андреевна. До каких пор вы будете дуться на меня? Друг другу мы не сделали никакого зла. Зачем же нам быть врагами? Полноте...
Соня. Я сама хотела... (Обнимает ее.) Довольно сердиться.
Елена Андреевна. И отлично.
Обе взволнованы
Соня. Папа лег?
Елена Андреевна. Нет, сидит в гостиной... Не говорим мы друг с другом по целым неделям и, бог знает, из-за чего... (Увидев, что буфет открыт.) Что это?
Соня. Михаил Львович ужинал.
Елена Андреевна. И вино есть... Давайте выпьем брудершафт.
Соня. Давайте. Я давно уже хотела мириться, да все как-то совестно было..)
Елена Андреевна. Что ты?
Соня. Ничего, это я так.
Елена Андреевна. Ну, будет, будет... (Плачет.) Чудачка, и я заплакала...
Ты на меня сердита за то, что я будто вышла за твоего отца по расчету... Если веришь клятвам, то клянусь тебе — я выходила за него по любви. Я увлеклась им как ученым и известным человеком. Любовь была не настоящая, искусственная, но ведь мне казалось тогда, что она настоящая. Я не виновата. А ты с самой нашей свадьбы не переставала казнить меня своими умными подозрительными глазами.
Соня. Ну, мир, мир! Забудем.
Елена Андреевна. Не надо смотреть так — тебе это не идет. Надо всем верить, иначе жить нельзя.
Соня. Скажи мне по совести, как друг... Ты счастлива?
Елена Андреевна. Нет.
Соня. Я это знала. Еще один вопрос. Скажи откровенно — ты хотела бы, чтобы у тебя был молодой муж?
Елена Андреевна. Какая ты еще девочка. Конечно, хотела бы! (Смеется.) Ну, спроси еще что-нибудь, спроси...
Соня. Тебе доктор нравится?
Елена Андреевна. Да, очень.
Соня (смеется). У меня глупое лицо... да? Вот он ушел, а я все слышу его голос и шаги, а посмотрю на темное окно — там мне представляется его лицо. Дай мне высказаться... Но я не могу говорить так громко, мне стыдно. Пойдем ко мне в комнату, там поговорим. Я тебе кажусь глупою? Сознайся... Скажи мне про него что-нибудь...
Елена Андреевна. Что же?
Соня. Он умный... Он все умеет, все может... Он и лечит, и сажает лес...
Елена Андреевна. Не в лесе и не в медицине дело... Милая моя, пойми, это талант! А ты знаешь, что значит талант? Смелость, свободная голова, широкий размах... Посадит деревцо и уже загадывает, что будет от этого через тысячу лет, уже мерещится ему счастье человечества. Такие люди редки, их нужно любить... Он пьет, бывает грубоват,— но что за беда? Талантливый человек в России не может быть чистеньким. Сама подумай, что за жизнь у этого доктора! Непролазная грязь на дорогах, морозы, метели, расстояния громадные, народ грубый, дикий, кругом нужда, болезни, а при такой обстановке тому, кто работает и борется изо дня в день, трудно сохранить себя к сорока годам чистеньким и трезвым... (Целует ее.) Я от души тебе желаю, ты стоишь счастья... (Встает.) А я нудная, эпизодическое лицо... И в музыке, и в доме мужа, во всех романах — везде, одним словом, я была только эпизодическим лицом. Собственно говоря, Соня, если вдуматься, то я очень, очень несчастна! (Ходит в волнении по сцене.) Нет мне счастья на этом свете. Нет! Что ты смеешься?
Соня (смеется, закрыв лицо). Я так счастлива... счастлива!
Елена Андреевна. Мне хочется играть... Я сыграла бы теперь что-нибудь.
Соня. Сыграй. (Обнимает ее.) Я не могу спать... Сыграй!
Елена Андреевна. Сейчас. Твой отец не спит. Когда он болен, его раздражает музыка. Поди спроси. Если он ничего, то сыграю. Поди.
Соня. Сейчас. (Уходит.)
Елена Андреевна. Давно уже я не играла. Буду играть и плакать, плакать, как дура.
Елена Андреевна садится на стул.
Соня (вернувшись). Нельзя!
Соня присаживается рядом около ног Елены Андреевны, та поглаживает её по голове
ТРЕК Фонограмма – песня из к/ф «Жестокий романс» - «Любовь – волшебная страна»
Доктор Астров подходит к девушкам, подает им руки и подводит к авансцене.

Комментариев нет:

Отправить комментарий